Волшебство Дахунпао

Мы продолжаем публиковать перевод книги Нань Цяна "Утёсные чаи из У И". На этот раз речь пойдёт о самом знаменитом представителе этих чаёв - Большом Красном Халате.

 

1. Легенды.

Большой Красный Халат, или Дахунпао - настоящий коренной уишаньский сорт чая. Его материнские кусты некогда росли в самом сердце утёсного пейзажного района - в Логове 9 Драконов (九龙窠, Цзюлункэ) на уступе скалы, и это на данный момент признают все специалисты. (До недавнего времени бытовало такое мнение, что лишь кусты, растущие на этом уступе, и есть настоящий ДХП, но в 2012-м году, уже после выхода данного издания, стало известно, что на данный момент среди 6 кустов там присутствуют 3 деревца сорта Бэйдоу Ихао, 2 - Цидань и 1 дерево Цюэшэ). Среди всех легенд, имеющих отношение к утёсным чаям Уишани, предания о Халате распространились наиболее широко, а стиль их наиболее возвышенный. И наиболее признанными и чаще всего встречающимися в различных изданиях считают две нижеприводимые.

История императорского посланца. Много-много лет тому назад одна пожилая и живущая уединённо в императорском дворце императрица внезапно заболела. Её желудок вздулся, а аппетит пропал начисто. Император позвал дворцового лекаря, тот перепробовал несколько способов лечения, но ничего не помогало. Ничего не оставалось кроме как приказать наследному принцу срочно выдвинуться из дворца в поисках опытного врача или верного средства. Посланник выехал из столицы, перемещаясь очень быстро, повсюду искал и выспрашивал, нигде не находя ответа, и в конце концов добрался до Уишани. Там он увидел удивительные пики и причудливые скалы, глубокие леса и опасные дороги. Находясь в недоумении, куда двигаться дальше, он внезапно услышал, как вдалеке какой-то человек кричит, прося о помощи. Принц стремглав бросился на крик и вскоре увидал, как на какого-то старика нападает свирепый тигр. Недолго думая, он выхватил меч и прямо на том же месте убил зверя, спася тем самым пожилого человека. В порыве благодарности спасённый любезно пригласил спасителя к себе домой. В ходе беседы старик узнал о тяжёлой болезни императрицы и, выяснив все подробности, тут же повёл гостя к одной крутой скале. Показав на растущее на середине обрыва маленькое деревце, он рассказал, что местные жители в случае подобной болезни собирают несколько листьев с этого дерева, делают из них отвар и пьют его, и эффект подобен чуду. Наследник престола необычайно обрадовался, вскарабкался на скалу, собрал листья и завернул их в снятый с себя большой красный халат. Стремглав вернувшись во дворец, он отварил собранные листья и преподнёс отвар своей матери. Уже с первой пиалы её живот начал издавать звуки, после второй чашки кишечник прочистился сверху донизу, а третья принесла императрице чувство полного облегчения. Лекарство и в самом деле оказалось чудодейственным. В великой радости император издал высочайший указ, присвоив этому чайному дереву имя "Большой красный халат", а старика из Уишани назначив охранником дерева с генеральским званием.

История чжуанъюаня. Когда-то очень давно некий сюцай (студент или чиновник низшего ранга, сдавший первую из трёх ступеней в системе императорских экзаменов, в данном случае в ряде пересказов этой легенды упоминается даже имя этого молодого человека - Дин Сянь) ехал в столицу сдавать экзамен. Когда он проезжал через горы У И, у него внезапно случилось расстройство желудка, и появилась боль, которую невозможно было терпеть. На его счастье это заметил настоятель местного монастыря Небесного сердца и помог сюцаю добраться до своих покоев. Подробно расспросив больного об обстоятельствах болезни, он достал глиняный сосуд, из которого вытащил один чёрный шелестящий сухой лист какого-то растения. Этот лист настоятель заварил в большой пиале крутым кипятком из горного источника. От одного только аромата сюцаю уже стало немного получше, а когда он отхлебнул напитка, то буквально через мгновение послышался громкий звук урчащего желудка. Всё тело завибрировало, все поры раскрылись, и очень быстро к больному вернулась прежняя бодрость. Выздоровев, он сердечно поблагодарил настоятеля и, попрощавшись с ним, продолжил свой путь. Прошло немного времени, для сюцая взошла счастливая звезда, и, успешно сдав экзамен, он стал чжуанъюанем - первым среди равных. Сам император заметил его выдающиеся таланты, прослеживающиеся даже во внешнем облике, и возрадовавшись, вдобавок сделал его своим зятем. Добившись таких почестей, бывший сюцай, как и подобает, отправился на родину принести дары мёртвым и живым родственникам. Путь его снова пролегал через Уишань. Он вспомнил о спасительном благодеянии монаха, остановил повозку и поднялся в гору дабы встретиться с настоятелем, ещё раз поблагодарить его и узнать, что за растение так чудесно ему помогло. Настоятель повёл его в урочище 9 драконов и со словами "вот оно" указал на чайное дерево, растущее на середине скалы. Молодой человек так обрадовался, что снял с себя полученный вместе со званием чжуанъюаня большой красный халат и, поднявшись по скале,  собственноручно накрыл им чайное деревце. С тех пор то дерево монахи и стали называть большим красным халатом.

 Но вне зависимости от версии легенды, все они не более чем легенды, выражающие преклонение местных людей перед этим чаем, а также желание приукрасить историю его появления. Подлинным и достоверным источником происхождения этого названия стоит считать всё-таки наскальную надпись около тех чайных деревьев в Цзюлункэ. Хотя по утверждениям пытливых искателей три иероглифа "Да", "Хун" и "Пао" в одной связке появились в 30-х годах прошлого века в книге начальника уезда Чунъань У Шисяня, но название всё-таки пошло от монахов монастыря Тяньсинь. И они же выгравировали это имя рядом с чайными деревьями на скале в Цзюлункэ (в 1927-м году). В то время это урочище относилось к монастырским угодьям. Монахи видели, что почки этого чайного дерева пурпурно-красные, и к тому же растут на красноватых скалах. И когда утренняя заря освещает это место, то эта краснота выглядит намного ярче. Поэтому первоначальное название чая было Цидань (奇丹, или Чудесная киноварь), и лишь позднее его заменили на Большой красный халат. Причину этой замены, к сожалению, невозможно отследить в исторических материалах.  Однако как бы ни называли этот чай, не стоит сомневаться в следующем: история чайного дерева, растущего на скале в Логове 9 драконов, определённо гораздо старше истории  названия ДХП. По оценке специалистов, его возраст составляет примерно 360 лет.

Как указывается в выпущенных в период Республики (1911-1949) "Записках о путешествии на юг дядюшки Цзяна" помимо Цзюлункэ несколько чайных деревьев сорта Дахунпао растут на пике Тянью (天游岩, Небесное путешествие), утёсе Бэйдоу (北斗岩, Северный ковш), около скалы Шуйляньдун (水帘洞, Пещера водяной занавески) и в ряде других мест. Однако чая производится крайне мало, полкило-килограмм, не более, и значит цена его весьма недёшева. Но несмотря на это с 80-х годов прошлого века, вслед за развитием туриндустрии в Уишани и благодаря тому, что место Дахунпао в Логове 9 Драконов стало одним из наиболее посещаемых туристами в Уишани, растёт интерес к соответствующим легендам. И гиды, и охотники за сенсациями добавляют масла в огонь, и поэтому предания о Большом Красном Халате множатся и распространяются. А те несколько деревьев в Цзюлункэ стали повелителями чайных деревьев Уишани и получили поклоны и приветствия от несметного количества туристов. Таким образом, с каждым днём появляются всё новые легенды об этом чае.

2. Загадки.

Причина, по которой этот чай привлекает столь пристанное внимание, кроется не столько в огромном интересе людей к сказкам, но в большей степени в том, что Халат от начала до конца загадочен на все сто.

Его загадочность прежде всего кроется в его редкости и ценности. Исторически деревьев этого сорта с самого начала было крайне мало. На данный момент общепризнанными под именем Большого Красного Халата являются всего лишь те несколько деревьев на скале в Цзюлункэ. Если хорошенько подумать, то в самый лучший год с них можно сделать не больше нескольких сотен граммов чая. С древности повелось, что редкое должно быть дорогим, а когда вещь настолько мала, то её цена естественно солидная. Во времена Китайской республики полкило этого чая стоили 64 юаня серебром: в те времена за такие деньги можно было купить 2 тонны риса. В середине нулевых правительство выставило Дахунпао из Цзюлункэ на аукцион, и 20 грамм этого чая были проданы за 153,8 тысячи юаней, то есть цена полкило этого чая составляет почти 4 миллиона юаней - абсолютный мировой рекорд цены на чай.

Такой редкий и дорогой чай простому человеку не увидеть, не говоря уже о том, чтобы попробовать. Фактически, с того момента, как Дахунпао стал известен мировой общественности, он был окружён ореолом гунча (贡茶, чай для подношения императору). Однако производился ли он в действительности как императорский чай? Как можно увидеть в истории, уисский чай некогда делался как гунча: это был чай из императорского сада на берегу речки 9 извилин. Однако такой чай отнюдь не рос в Цзюлункэ. Возможно, найдутся люди, которые скажут, что Цзюлункэ относилось к территории императорского сада. Если считать, что это так, то давайте посмотрим на даты истории императорского чайного сада. Он был основан в начале династии Юань (1295), а к концу этой династии (то есть к 60-м годам следующего, 14-го века) пришёл в запустение, и больше уже никогда не восстанавливался. В 1368-м году Юань пала, с тех пор уже уже прошли эпохи двух династий, Мин и Цин, почти 650 лет прошло,  и уже никто не знает, росли или нет в те давние времена на скале в Цзюлункэ чайные деревья.

По поводу ясного и определенного времени появления названия Большой Красный Халат мнения постоянно расходятся. Некоторые говорят, что это название появилось в годы минского правления под девизом Юнлэ (1404-1423), некоторые считают, что в конце Мин / начале Цин (середина 17-го века). Однако на основании имеющихся на данный момент письменных источников, самое раннее, когда оно могло появиться, это начало прошлого века, первые годы Китайской республики. Как говорят некоторые старики в Уишани, в начале эпохи правления Гоминьдана деревья Дахунпао уже имели вооружённую охрану. В начале периода  коммунистического Китая партия также снаряжала солдат на охрану. В период культурной революции здесь дольше всего имелся целый взвод охраны. Не так давно на мои глаза попалась статья, в которой была история одного старого солдата, служившего в те годы охранником Дахунпао. Прямо-таки трогательная история человека с севера, недавно вновь приехавшего в Уишань повидать давно знакомые места. Оказывается, правительство подряжало солдат стеречь эти несколько маленьких чайных деревьев. Тут в Китае это, пожалуй, единичный случай подобного рода. Даже с более легендарными 18 императорскими кустами чая Сиху Лунцзин так не обращались (хотя на протяжении долгого периода, весь 20-й век это был самый знаменитый чай Китая).

Правда, у этих историй не было какого-то обоснования. Мы не находим каких-либо исторических записей о том, что гоминьдановское правительство когда-то и где-то набирало солдат для охраны Дахунпао. Конечно Чан Кайши приезжал в Уишань, до сих пор на пике Небесных путешествий сохранилась мемориальная арка с его посмертным автографом. Может быть, это для его личной безопасности в Цзюлункэ соорудили специальный караульный пост? Как говорят, когда-то после образования КНР рядом с Цзюлункэ была расквартирована часть Красной армии, но в конце концов с какой целью? Кто-то говорит, чтобы уничтожить бандитов, другие говорят - для защиты памятников старины, а некоторые уверены в том, что это делалось с целью охраны чая Дахунпао. После образования КНР, в течение долгого периода времени пейзажный район, охватывавший бывшие монастырские угодья, включая Цзюлункэ с Дахунпао, был отчуждён в пользу администрации ближайшей трудовой колонии. Поэтому в те времена в Цзюлункэ часто прогуливались сотрудники военной полиции, но главной их задачей было отнюдь не охрана кустов Халата, а надзор за работой в горах заключённых этих лагерей. В сознании простого народа всякий одетый в униформу и носящий за спиной винтовку является непременно солдатом. И это, возможно, и является причиной идеи того, что войска отряжались для охраны чая.

Однако была или не была охрана, это не столь важно.  В течение долгих лет за Дахунпао всегда кто-то присматривал, это однозначно. В мирное время несомненно, что в период сбора и обработки чая руководство чайного управления непременно самолично прибывало на места сбора для контроля за обстановкой. Сделанный чай нужно было ответственным образом проверить. Более того - каждую партию чая должен был санкционировать начальник уезда. (Это не удивительно при том, что частное производство в 50-х - 70-х годах прошлого века отсутствовало в Китае.) Как вспоминает бывший начальник уишаньской чайной станции Чэнь Дэхуа, в 1964-м году один его однокашник в стенах чайной станции провинции Фуцзянь начал заниматься исследованиями по саженцам чая Дахунпао и подал прошение провинциальному руководству с просьбой отрезать для своих целей 5 веток с тех самых кустов. И поскольку санкция так и не была получена, ему всего лишь и оставалось безучастно стоять в сторонке и дожидаться более удачного момента. А по воспоминаниям бывшего начальника государственных чайных плантаций уезда Чунъань г-на Яо Юэмина в начале 50-х годов он из года в год принимал активное участие в контроллируемом производстве Дахунпао. И помимо руководства чайного управления за всем процессом сбора и обработки чая следили также вооружённые руководители местной полиции.

В 90-х годах экономическая система в Китае стала меняться, и правительство непосредственно больше уже не управляло материнскими деревьями Дахунпао. Однако соответствующие организации, всё ещё следуя традиции, вели строгую систему управления, и в 2006-м году застраховали материнские деревья. Страховая сумма составила 100 миллионов юаней (на данный момент это около 16 миллионов долларов США), что является абсолютным рекордом в сфере страхования растений.

Таким образом, эти несколько чайных деревьев породили несколько рекордов для книги Гиннеса, разве не мистично и загадочно всё это?

3. Гармония. 

Сказки - это хорошо, загадки - тоже неплохо,  это всё составляет образ явления, и так Дахунпао стал самым известным представителем утёсных чаёв. Но его настоящая ценность заключается в том, что он в конце концов ещё реализует идею настоящего качества.

Дахунпао, производимый с материнских кустов в Логове 9 Драконов, является типичным утёсным чаем хотя бы благодаря среде, окружающей его рост. Любой чай, произрастаемый внутри утёсного района, вне зависимости от его сорта, будет по качеству лучше обычного чая. По словам тех, кому было суждено попробовать такой чай, они все признают, что это действительно хороший чай, что утёсная мелодия необычайно полноценна. Если бы это было не так, местные власти не осмелились бы принимать столичных гостей, подчуя тех этим чаем. И не только китайских гостей: среди счастливчиков, попробовавших этот чай, значится королева Нидерландов - вот таков уровень пробовавших настоящий Дахунпао. 20 с лишним лет назад и мне довелось попробовать такой чай. Жаль, что я тогда не разбирался в чаях, но два момента оставили впечатление. Первое - в аромате был лёгкий горелый оттенок. И второе: настой был золотисто-красного цвета и прозрачный, а вкус имел обволакивающий и не горчил. Хотя по мнению таких чайных светил как Чжан Тяньфу или Чэнь Дэхуа, материнские деревья Большого Красного Халата в Цзюлункэ дают аромат и вкус, относительно близкие корице, но более деликатные и мягкие, необычайно специфические, что даёт основание считать этот сорт чаем наивысшего качества. 

С 90-х годов 20-го века вслед за большим развитием уишаньской туриндустрии, известность Дахунпао резко возросла, и всё больше людей хотело попробовать этот чай. Но для рядового человека тот чай с материнских деревьев из Цзюлункэ был тем, на что можно только издалека посмотреть, но нельзя к этому приблизиться. Так разве нельзя так развить этот чай чтобы удовлетворить всё возрастающий спрос на него?

Фактически, работа по развитию бесполого типа размножения (то есть черенкованием) чая Дахунпао началась ещё перед установлением КНР. Честь начать эти разработки досталась господину У Цзюэнуну (1897-1989), признанному чайному святому современности, но, к сожалению, не успевшему их завершить. После установления КНР, хотя и говорят про проведение экспериментов провинциальной чайной лабораторией и лично начальником уездной чайной станции Яо Юэмином, но относительно длительный период времени оказался совершенно бесславным. Хотя на данный момент ситуация существенно изменилась. Яо Юэмин и Чэнь Дэхуа последовательно изучили успешную культивацию чистокровного Дахунпао, и как из выведенного сорта получить готовый чай. Ими полученный Дахунпао прошёл через экспертную оценку и по качеству был признан ни в чём не уступающим Халату с материнских деревьев. А по некоторым органолептическим факторам он даже превосходит своего предка.  То есть это полностью готовый коммерческий продукт, которым вполне можно наводнить рынок.

Этот селекционированный коммерческий Большой Красный Халат, попав в продажу, быстро добился успеха. Очень многие чайные люди буквально преклонялись перед этим чаем, жаждали попробовать его на вкус и оценить его совершенство, но вынуждены были ранее соперничать друг с другом за этот чай высокими ценами, фактически аукционными. Теперь они получили возможность попробовать за относительно более дешёвую цену качественный продукт. Но очень быстро хорошее дело обернулось дурным. Некоторые чайные коммерсанты, не обладавшие ни хотя бы одним саженцем селекционированного ДХП, но ради выгоды готовые пренебречь честью, занялись любопытными подделками. Такой фальшивый, составленный из других утёсных чаёв Дахунпао заполнил собою рынок и вопреки ожиданиям тоже добился огромного экономического эффекта. Моментально рынок заполонила продукция под маркой Дахунпао, настоящие и поддельные чаи перемешались, и сложно стало отличить хорошее от плохого. Настоящий сортовой Халат наоборот стал встречать порою сомнение и принимать удары. Но таким образом ещё сильнее разгорается креативность уишаньских чайных людей. И поскольку рыночный спрос на Дахунпао настолько велик, а подавляющее большинство потребителей не разбираются в этом чае, преклоняясь лишь перед названием, то почему бы не смириться со своими ошибками и не продолжать производить купажированный чай,  по стилистике выделки похожий внешне на сортовой Дахунпао? Впервые с таким предложением выступил Чэнь Дэхуа. Он поддержал технику купажирования чая, оценив коммерческий потенциал такой формы Дахунпао, и в итоге этот продукт получил признание и одобрение рынка и потребителей

Чтобы гарантировать качество коммерческого Дахунпао, уишаньское правительство, основываясь на мнениях чайных специалистов Фуцзяни и вообще всего Китая, выработало нормативные стандарты качества, провело упорядочение чайного рынка и осуществило на практике систему рыночных регулирований.  С 2006-го года местными властями после долгих размышлений был введён запрет на сбор чая с тех легендарных деревьев в Цзюлункэ. Чтобы ни у кого не было соблазна подмешать сырьё с материнских кустов в рыночный Дахунпао. Последний раз сырьё с тех кустов собрали в 2007-м чтобы обработанный чай отправить на хранение в коллекцию пекинского Гугуна - императорского дворца. Такое мероприятие эффективно защитило репутацию Дахунпао и навеки запечатлило славу об этом чае как наиболее знаменитом представителе утёсных чаёв. На данный момент название Дахунпао превратилось чуть ли не в альтернативу понятию яньча, и как гордо представляет уишаньские чаи по всему Китаю, так и славит их в самых разных уголках нашей планеты.

Некогда я потратил определённые усилия на то, чтобы собрать продукцию Дахунпао от разных производителей и сравнить их качество. И я ощутил, что у всех этих коммерческих Халатов, сделанных разными знаменитыми заводами или руками конкретных чайных людей,  несмотря на имеющиеся стилистические отличия, всё же присутствует характерная особенность, общая для всех уи яньча: высокий аромат и чистый вкус. Если сопоставлять их с чистокровным Дахунпао, то вне зависимости от типа аромата и настоя они оба в большей степени проявляют свой порядок и изменчивость. Хороший коммерческий Дахунпао соединяет и разворачивает очевидное преимущество утёсных чаёв - "скальную плотность с цветочным ароматом". В первой же заварке присутствует сильный карамельный аромат. Потом проявляется густой аромат корицы или имбиря. После 4-х заварок аромат становится более тонким и изысканным: орхидеевого или османтусового типа. А самый выделяющийся плюс этого чая в том, что он весьма устойчив к завариванию. И после 6 завариваний остаётся сладость и плотность вкуса, его свежесть и гладкость, а послевкусие сохраняется очень долго.

С одной стороны, пробуем Дахунпао, с другой стороны, обсуждаем все вопросы с древности до наших дней. Время летит как стрела, и сколько бесстрашных героев, блестящих в своё время, канули в Лету. Время быстротечно, и несметное число чванливых аристократов и правителей достигли упадка. Но вечны лишь уишаньские пейзажи с чаем, и во веки веков их аромат остаётся совершенным. Так не в этом ли и заключается великая гармония Дахунпао?1. Легенды.

Большой Красный Халат, или Дахунпао - настоящий коренной уишаньский сорт чая. Его материнские кусты некогда росли в самом сердце утёсного пейзажного района - в Логове 9 Драконов (九龙窠, Цзюлункэ) на уступе скалы, и это на данный момент признают все специалисты. (До недавнего времени бытовало такое мнение, что лишь кусты, растущие на этом уступе, и есть настоящий ДХП, но в 2012-м году, уже после выхода данного издания, стало известно, что на данный момент среди 6 кустов там присутствуют 3 деревца сорта Бэйдоу Ихао, 2 - Цидань и 1 дерево Цюэшэ). Среди всех легенд, имеющих отношение к утёсным чаям Уишани, предания о Халате распространились наиболее широко, а стиль их наиболее возвышенный. И наиболее признанными и чаще всего встречающимися в различных изданиях считают две нижеприводимые.

История императорского посланца. Много-много лет тому назад одна пожилая и живущая уединённо в императорском дворце императрица внезапно заболела. Её желудок вздулся, а аппетит пропал начисто. Император позвал дворцового лекаря, тот перепробовал несколько способов лечения, но ничего не помогало. Ничего не оставалось кроме как приказать наследному принцу срочно выдвинуться из дворца в поисках опытного врача или верного средства. Посланник выехал из столицы, перемещаясь очень быстро, повсюду искал и выспрашивал, нигде не находя ответа, и в конце концов добрался до Уишани. Там он увидел удивительные пики и причудливые скалы, глубокие леса и опасные дороги. Находясь в недоумении, куда двигаться дальше, он внезапно услышал, как вдалеке какой-то человек кричит, прося о помощи. Принц стремглав бросился на крик и вскоре увидал, как на какого-то старика нападает свирепый тигр. Недолго думая, он выхватил меч и прямо на том же месте убил зверя, спася тем самым пожилого человека. В порыве благодарности спасённый любезно пригласил спасителя к себе домой. В ходе беседы старик узнал о тяжёлой болезни императрицы и, выяснив все подробности, тут же повёл гостя к одной крутой скале. Показав на растущее на середине обрыва маленькое деревце, он рассказал, что местные жители в случае подобной болезни собирают несколько листьев с этого дерева, делают из них отвар и пьют его, и эффект подобен чуду. Наследник престола необычайно обрадовался, вскарабкался на скалу, собрал листья и завернул их в снятый с себя большой красный халат. Стремглав вернувшись во дворец, он отварил собранные листья и преподнёс отвар своей матери. Уже с первой пиалы её живот начал издавать звуки, после второй чашки кишечник прочистился сверху донизу, а третья принесла императрице чувство полного облегчения. Лекарство и в самом деле оказалось чудодейственным. В великой радости император издал высочайший указ, присвоив этому чайному дереву имя "Большой красный халат", а старика из Уишани назначив охранником дерева с генеральским званием.

История чжуанъюаня. Когда-то очень давно некий сюцай (студент или чиновник низшего ранга, сдавший первую из трёх ступеней в системе императорских экзаменов, в данном случае в ряде пересказов этой легенды упоминается даже имя этого молодого человека - Дин Сянь) ехал в столицу сдавать экзамен. Когда он проезжал через горы У И, у него внезапно случилось расстройство желудка, и появилась боль, которую невозможно было терпеть. На его счастье это заметил настоятель местного монастыря Небесного сердца и помог сюцаю добраться до своих покоев. Подробно расспросив больного об обстоятельствах болезни, он достал глиняный сосуд, из которого вытащил один чёрный шелестящий сухой лист какого-то растения. Этот лист настоятель заварил в большой пиале крутым кипятком из горного источника. От одного только аромата сюцаю уже стало немного получше, а когда он отхлебнул напитка, то буквально через мгновение послышался громкий звук урчащего желудка. Всё тело завибрировало, все поры раскрылись, и очень быстро к больному вернулась прежняя бодрость. Выздоровев, он сердечно поблагодарил настоятеля и, попрощавшись с ним, продолжил свой путь. Прошло немного времени, для сюцая взошла счастливая звезда, и, успешно сдав экзамен, он стал чжуанъюанем - первым среди равных. Сам император заметил его выдающиеся таланты, прослеживающиеся даже во внешнем облике, и возрадовавшись, вдобавок сделал его своим зятем. Добившись таких почестей, бывший сюцай, как и подобает, отправился на родину принести дары мёртвым и живым родственникам. Путь его снова пролегал через Уишань. Он вспомнил о спасительном благодеянии монаха, остановил повозку и поднялся в гору дабы встретиться с настоятелем, ещё раз поблагодарить его и узнать, что за растение так чудесно ему помогло. Настоятель повёл его в урочище 9 драконов и со словами "вот оно" указал на чайное дерево, растущее на середине скалы. Молодой человек так обрадовался, что снял с себя полученный вместе со званием чжуанъюаня большой красный халат и, поднявшись по скале,  собственноручно накрыл им чайное деревце. С тех пор то дерево монахи и стали называть большим красным халатом.

 Но вне зависимости от версии легенды, все они не более чем легенды, выражающие преклонение местных людей перед этим чаем, а также желание приукрасить историю его появления. Подлинным и достоверным источником происхождения этого названия стоит считать всё-таки наскальную надпись около тех чайных деревьев в Цзюлункэ. Хотя по утверждениям пытливых искателей три иероглифа "Да", "Хун" и "Пао" в одной связке появились в 30-х годах прошлого века в книге начальника уезда Чунъань У Шисяня, но название всё-таки пошло от монахов монастыря Тяньсинь. И они же выгравировали это имя рядом с чайными деревьями на скале в Цзюлункэ (в 1927-м году). В то время это урочище относилось к монастырским угодьям. Монахи видели, что почки этого чайного дерева пурпурно-красные, и к тому же растут на красноватых скалах. И когда утренняя заря освещает это место, то эта краснота выглядит намного ярче. Поэтому первоначальное название чая было Цидань (奇丹, или Чудесная киноварь), и лишь позднее его заменили на Большой красный халат. Причину этой замены, к сожалению, невозможно отследить в исторических материалах.  Однако как бы ни называли этот чай, не стоит сомневаться в следующем: история чайного дерева, растущего на скале в Логове 9 драконов, определённо гораздо старше истории  названия ДХП. По оценке специалистов, его возраст составляет примерно 360 лет.

Как указывается в выпущенных в период Республики (1911-1949) "Записках о путешествии на юг дядюшки Цзяна" помимо Цзюлункэ несколько чайных деревьев сорта Дахунпао растут на пике Тянью (天游岩, Небесное путешествие), утёсе Бэйдоу (北斗岩, Северный ковш), около скалы Шуйляньдун (水帘洞, Пещера водяной занавески) и в ряде других мест. Однако чая производится крайне мало, полкило-килограмм, не более, и значит цена его весьма недёшева. Но несмотря на это с 80-х годов прошлого века, вслед за развитием туриндустрии в Уишани и благодаря тому, что место Дахунпао в Логове 9 Драконов стало одним из наиболее посещаемых туристами в Уишани, растёт интерес к соответствующим легендам. И гиды, и охотники за сенсациями добавляют масла в огонь, и поэтому предания о Большом Красном Халате множатся и распространяются. А те несколько деревьев в Цзюлункэ стали повелителями чайных деревьев Уишани и получили поклоны и приветствия от несметного количества туристов. Таким образом, с каждым днём появляются всё новые легенды об этом чае.

2. Загадки.

Причина, по которой этот чай привлекает столь пристанное внимание, кроется не столько в огромном интересе людей к сказкам, но в большей степени в том, что Халат от начала до конца загадочен на все сто.

Его загадочность прежде всего кроется в его редкости и ценности. Исторически деревьев этого сорта с самого начала было крайне мало. На данный момент общепризнанными под именем Большого Красного Халата являются всего лишь те несколько деревьев на скале в Цзюлункэ. Если хорошенько подумать, то в самый лучший год с них можно сделать не больше нескольких сотен граммов чая. С древности повелось, что редкое должно быть дорогим, а когда вещь настолько мала, то её цена естественно солидная. Во времена Китайской республики полкило этого чая стоили 64 юаня серебром: в те времена за такие деньги можно было купить 2 тонны риса. В середине нулевых правительство выставило Дахунпао из Цзюлункэ на аукцион, и 20 грамм этого чая были проданы за 153,8 тысячи юаней, то есть цена полкило этого чая составляет почти 4 миллиона юаней - абсолютный мировой рекорд цены на чай.

Такой редкий и дорогой чай простому человеку не увидеть, не говоря уже о том, чтобы попробовать. Фактически, с того момента, как Дахунпао стал известен мировой общественности, он был окружён ореолом гунча (贡茶, чай для подношения императору). Однако производился ли он в действительности как императорский чай? Как можно увидеть в истории, уисский чай некогда делался как гунча: это был чай из императорского сада на берегу речки 9 извилин. Однако такой чай отнюдь не рос в Цзюлункэ. Возможно, найдутся люди, которые скажут, что Цзюлункэ относилось к территории императорского сада. Если считать, что это так, то давайте посмотрим на даты истории императорского чайного сада. Он был основан в начале династии Юань (1295), а к концу этой династии (то есть к 60-м годам следующего, 14-го века) пришёл в запустение, и больше уже никогда не восстанавливался. В 1368-м году Юань пала, с тех пор уже уже прошли эпохи двух династий, Мин и Цин, почти 650 лет прошло,  и уже никто не знает, росли или нет в те давние времена на скале в Цзюлункэ чайные деревья.

По поводу ясного и определенного времени появления названия Большой Красный Халат мнения постоянно расходятся. Некоторые говорят, что это название появилось в годы минского правления под девизом Юнлэ (1404-1423), некоторые считают, что в конце Мин / начале Цин (середина 17-го века). Однако на основании имеющихся на данный момент письменных источников, самое раннее, когда оно могло появиться, это начало прошлого века, первые годы Китайской республики. Как говорят некоторые старики в Уишани, в начале эпохи правления Гоминьдана деревья Дахунпао уже имели вооружённую охрану. В начале периода  коммунистического Китая партия также снаряжала солдат на охрану. В период культурной революции здесь дольше всего имелся целый взвод охраны. Не так давно на мои глаза попалась статья, в которой была история одного старого солдата, служившего в те годы охранником Дахунпао. Прямо-таки трогательная история человека с севера, недавно вновь приехавшего в Уишань повидать давно знакомые места. Оказывается, правительство подряжало солдат стеречь эти несколько маленьких чайных деревьев. Тут в Китае это, пожалуй, единичный случай подобного рода. Даже с более легендарными 18 императорскими кустами чая Сиху Лунцзин так не обращались (хотя на протяжении долгого периода, весь 20-й век это был самый знаменитый чай Китая).

Правда, у этих историй не было какого-то обоснования. Мы не находим каких-либо исторических записей о том, что гоминьдановское правительство когда-то и где-то набирало солдат для охраны Дахунпао. Конечно Чан Кайши приезжал в Уишань, до сих пор на пике Небесных путешествий сохранилась мемориальная арка с его посмертным автографом. Может быть, это для его личной безопасности в Цзюлункэ соорудили специальный караульный пост? Как говорят, когда-то после образования КНР рядом с Цзюлункэ была расквартирована часть Красной армии, но в конце концов с какой целью? Кто-то говорит, чтобы уничтожить бандитов, другие говорят - для защиты памятников старины, а некоторые уверены в том, что это делалось с целью охраны чая Дахунпао. После образования КНР, в течение долгого периода времени пейзажный район, охватывавший бывшие монастырские угодья, включая Цзюлункэ с Дахунпао, был отчуждён в пользу администрации ближайшей трудовой колонии. Поэтому в те времена в Цзюлункэ часто прогуливались сотрудники военной полиции, но главной их задачей было отнюдь не охрана кустов Халата, а надзор за работой в горах заключённых этих лагерей. В сознании простого народа всякий одетый в униформу и носящий за спиной винтовку является непременно солдатом. И это, возможно, и является причиной идеи того, что войска отряжались для охраны чая.

Однако была или не была охрана, это не столь важно.  В течение долгих лет за Дахунпао всегда кто-то присматривал, это однозначно. В мирное время несомненно, что в период сбора и обработки чая руководство чайного управления непременно самолично прибывало на места сбора для контроля за обстановкой. Сделанный чай нужно было ответственным образом проверить. Более того - каждую партию чая должен был санкционировать начальник уезда. (Это не удивительно при том, что частное производство в 50-х - 70-х годах прошлого века отсутствовало в Китае.) Как вспоминает бывший начальник уишаньской чайной станции Чэнь Дэхуа, в 1964-м году один его однокашник в стенах чайной станции провинции Фуцзянь начал заниматься исследованиями по саженцам чая Дахунпао и подал прошение провинциальному руководству с просьбой отрезать для своих целей 5 веток с тех самых кустов. И поскольку санкция так и не была получена, ему всего лишь и оставалось безучастно стоять в сторонке и дожидаться более удачного момента. А по воспоминаниям бывшего начальника государственных чайных плантаций уезда Чунъань г-на Яо Юэмина в начале 50-х годов он из года в год принимал активное участие в контроллируемом производстве Дахунпао. И помимо руководства чайного управления за всем процессом сбора и обработки чая следили также вооружённые руководители местной полиции.

В 90-х годах экономическая система в Китае стала меняться, и правительство непосредственно больше уже не управляло материнскими деревьями Дахунпао. Однако соответствующие организации, всё ещё следуя традиции, вели строгую систему управления, и в 2006-м году застраховали материнские деревья. Страховая сумма составила 100 миллионов юаней (на данный момент это около 16 миллионов долларов США), что является абсолютным рекордом в сфере страхования растений.

Таким образом, эти несколько чайных деревьев породили несколько рекордов для книги Гиннеса, разве не мистично и загадочно всё это?

3. Гармония. 

Сказки - это хорошо, загадки - тоже неплохо,  это всё составляет образ явления, и так Дахунпао стал самым известным представителем утёсных чаёв. Но его настоящая ценность заключается в том, что он в конце концов ещё реализует идею настоящего качества.

Дахунпао, производимый с материнских кустов в Логове 9 Драконов, является типичным утёсным чаем хотя бы благодаря среде, окружающей его рост. Любой чай, произрастаемый внутри утёсного района, вне зависимости от его сорта, будет по качеству лучше обычного чая. По словам тех, кому было суждено попробовать такой чай, они все признают, что это действительно хороший чай, что утёсная мелодия необычайно полноценна. Если бы это было не так, местные власти не осмелились бы принимать столичных гостей, подчуя тех этим чаем. И не только китайских гостей: среди счастливчиков, попробовавших этот чай, значится королева Нидерландов - вот таков уровень пробовавших настоящий Дахунпао. 20 с лишним лет назад и мне довелось попробовать такой чай. Жаль, что я тогда не разбирался в чаях, но два момента оставили впечатление. Первое - в аромате был лёгкий горелый оттенок. И второе: настой был золотисто-красного цвета и прозрачный, а вкус имел обволакивающий и не горчил. Хотя по мнению таких чайных светил как Чжан Тяньфу или Чэнь Дэхуа, материнские деревья Большого Красного Халата в Цзюлункэ дают аромат и вкус, относительно близкие корице, но более деликатные и мягкие, необычайно специфические, что даёт основание считать этот сорт чаем наивысшего качества. 

С 90-х годов 20-го века вслед за большим развитием уишаньской туриндустрии, известность Дахунпао резко возросла, и всё больше людей хотело попробовать этот чай. Но для рядового человека тот чай с материнских деревьев из Цзюлункэ был тем, на что можно только издалека посмотреть, но нельзя к этому приблизиться. Так разве нельзя так развить этот чай чтобы удовлетворить всё возрастающий спрос на него?

Фактически, работа по развитию бесполого типа размножения (то есть черенкованием) чая Дахунпао началась ещё перед установлением КНР. Честь начать эти разработки досталась господину У Цзюэнуну (1897-1989), признанному чайному святому современности, но, к сожалению, не успевшему их завершить. После установления КНР, хотя и говорят про проведение экспериментов провинциальной чайной лабораторией и лично начальником уездной чайной станции Яо Юэмином, но относительно длительный период времени оказался совершенно бесславным. Хотя на данный момент ситуация существенно изменилась. Яо Юэмин и Чэнь Дэхуа последовательно изучили успешную культивацию чистокровного Дахунпао, и как из выведенного сорта получить готовый чай. Ими полученный Дахунпао прошёл через экспертную оценку и по качеству был признан ни в чём не уступающим Халату с материнских деревьев. А по некоторым органолептическим факторам он даже превосходит своего предка.  То есть это полностью готовый коммерческий продукт, которым вполне можно наводнить рынок.

Этот селекционированный коммерческий Большой Красный Халат, попав в продажу, быстро добился успеха. Очень многие чайные люди буквально преклонялись перед этим чаем, жаждали попробовать его на вкус и оценить его совершенство, но вынуждены были ранее соперничать друг с другом за этот чай высокими ценами, фактически аукционными. Теперь они получили возможность попробовать за относительно более дешёвую цену качественный продукт. Но очень быстро хорошее дело обернулось дурным. Некоторые чайные коммерсанты, не обладавшие ни хотя бы одним саженцем селекционированного ДХП, но ради выгоды готовые пренебречь честью, занялись любопытными подделками. Такой фальшивый, составленный из других утёсных чаёв Дахунпао заполнил собою рынок и вопреки ожиданиям тоже добился огромного экономического эффекта. Моментально рынок заполонила продукция под маркой Дахунпао, настоящие и поддельные чаи перемешались, и сложно стало отличить хорошее от плохого. Настоящий сортовой Халат наоборот стал встречать порою сомнение и принимать удары. Но таким образом ещё сильнее разгорается креативность уишаньских чайных людей. И поскольку рыночный спрос на Дахунпао настолько велик, а подавляющее большинство потребителей не разбираются в этом чае, преклоняясь лишь перед названием, то почему бы не смириться со своими ошибками и не продолжать производить купажированный чай,  по стилистике выделки похожий внешне на сортовой Дахунпао? Впервые с таким предложением выступил Чэнь Дэхуа. Он поддержал технику купажирования чая, оценив коммерческий потенциал такой формы Дахунпао, и в итоге этот продукт получил признание и одобрение рынка и потребителей

Чтобы гарантировать качество коммерческого Дахунпао, уишаньское правительство, основываясь на мнениях чайных специалистов Фуцзяни и вообще всего Китая, выработало нормативные стандарты качества, провело упорядочение чайного рынка и осуществило на практике систему рыночных регулирований.  С 2006-го года местными властями после долгих размышлений был введён запрет на сбор чая с тех легендарных деревьев в Цзюлункэ. Чтобы ни у кого не было соблазна подмешать сырьё с материнских кустов в рыночный Дахунпао. Последний раз сырьё с тех кустов собрали в 2007-м чтобы обработанный чай отправить на хранение в коллекцию пекинского Гугуна - императорского дворца. Такое мероприятие эффективно защитило репутацию Дахунпао и навеки запечатлило славу об этом чае как наиболее знаменитом представителе утёсных чаёв. На данный момент название Дахунпао превратилось чуть ли не в альтернативу понятию яньча, и как гордо представляет уишаньские чаи по всему Китаю, так и славит их в самых разных уголках нашей планеты.

Некогда я потратил определённые усилия на то, чтобы собрать продукцию Дахунпао от разных производителей и сравнить их качество. И я ощутил, что у всех этих коммерческих Халатов, сделанных разными знаменитыми заводами или руками конкретных чайных людей,  несмотря на имеющиеся стилистические отличия, всё же присутствует характерная особенность, общая для всех уи яньча: высокий аромат и чистый вкус. Если сопоставлять их с чистокровным Дахунпао, то вне зависимости от типа аромата и настоя они оба в большей степени проявляют свой порядок и изменчивость. Хороший коммерческий Дахунпао соединяет и разворачивает очевидное преимущество утёсных чаёв - "скальную плотность с цветочным ароматом". В первой же заварке присутствует сильный карамельный аромат. Потом проявляется густой аромат корицы или имбиря. После 4-х заварок аромат становится более тонким и изысканным: орхидеевого или османтусового типа. А самый выделяющийся плюс этого чая в том, что он весьма устойчив к завариванию. И после 6 завариваний остаётся сладость и плотность вкуса, его свежесть и гладкость, а послевкусие сохраняется очень долго.

С одной стороны, пробуем Дахунпао, с другой стороны, обсуждаем все вопросы с древности до наших дней. Время летит как стрела, и сколько бесстрашных героев, блестящих в своё время, канули в Лету. Время быстротечно, и несметное число чванливых аристократов и правителей достигли упадка. Но вечны лишь уишаньские пейзажи с чаем, и во веки веков их аромат остаётся совершенным. Так не в этом ли и заключается великая гармония Дахунпао?

Перевод © 2013 Сергей Кошеверов

TeaTravel

Самые свежие новости медицины на нашей странице в Вконтакте
Читайте также
Вы можете оставить комментари ниже.

Оставить комментарий

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.