Настоящее чайное путешествие

 

Стенограмма встречи с руководителем проекта "Лаосский чай" Александром  "Беркутом" Жиряковым, состоявшаяся в "Чайном Путешествии" 15.06.2012, отредактированная, исправленная и дополненная комментариями.

"Путешествия необходимы нам и нравственно, и физически". А.С.Пушкин

Как было прочитано мной в одной китайской книжке, чай - это культура, выращиваемая в более чем 50 странах земного шара, продукт, регулярно употребляемый почти половиной всего  человечества и наиполезнейший горячий безалкогольныый напиток в триаде чай-кофе-какао.

Когда в начале нулевых скромный молодой трэвел-менеджер нескольких крупных компаний Александр Жиряков превращался в завсегдатая московских чайных клубов, известного там под именем Беркут, он вряд ли представлял себе, что через 10 лет главным путешествием его станет чайное, и что оно приведет его в Лаос.

Когда мой партнер Василий Лебедев, гуляя в феврале 2009-го по юньнаньским горам Наньно, продумывал возможность формирования творческого проекта «Чайное Путешествие», и когда ваш покорный слуга спустя какое-то время с радостью принял его предложение присоединиться, мы не могли вообразить, что через три года станем  соинвесторами сашиной авантюры.

Когда страстный чаеман Николай Монахов устраивался на работу в "Чайную Компанию #1" (марка "Надин"), он вряд ли предполагал, что станет крестным отцом проекта Лаосчай, познакомившим Сашу с замечательным абхазским чаеводом Романом Сакания.

Великие события происходят в нашем мире благодаря случайному стечению обстоятельств. Так случилось и на этот раз, и в марте 2012-го в аэропорту Ханоя встретились Александр, Роман и примкнувший к ним сашин друг Тимур Казьмин, креативный веб-дизайнер и создатель красивых сайтов из Ростова-на-Дону. Встретились, чтобы поехать на север Лаоса в город Пхонгсали и сделать там собственными руками более тонны вкусных и полезных чаев.

Пытаюсь вспомнить, что лично я знал об этой стране еще пару лет назад. Что это самая малоизученная страна ЮВА. Что совсем непонятно, какой там государственный строй. Что сквозь страну протекает главная река региона -  Меконг, а столица именуется Вьентьян, которую я в детстве логично считал столицей соседнего Вьетнама. Да, еще я знал, что в стране некогда рос опийный мак, и она входила в одиозный Золотой Треугольник. Ну и предполагал, что там растет чай. Какой конкретно и насколько хороший - все это было мне неведомо.

И вот наш герой вернулся с поля боя, и в середине июня в стенах «Путешествия» прошла первая встреча из долгого летнего  гастрольного тура Александра "Беркута" Жирякова по российским городам. Вопросы задавали на ней наши дорогие гости и члены нашего клуба, которым РЕАЛЬНО ПОСЧАСТЛИВИЛОСЬ побывать на этом историческом событии. Событии, трехчасовую стенограмму которого я расшифровывал ровно 3 месяца.

Предисловие от Александра: Хотелось бы пояснить, что этот текст является записью чайной встречи, случившейся летним вечером в середине июня. Это был достаточно спонтанный рассказ, и я бы хотел что бы читатель был снисходителен к использованным мною словам. Помимо слов большое значение в беседе имели взгляды, паузы, некоторые картинки и видео на экране, сам чай. Это достаточно сложно увидеть за напечатанными словами. Если вам интересен проект нашего производства чая, и вы хотели бы узнать больше про лаосский чай, пожалуйста, заходите на сайт www.laostea.ru

Беседа началась под аккомпанемент  102-го чая, зеленого и высушенного на солнце.

http://laostea.ru/102-insaevskij-chaj.html

Саша и Ко не стали заморачиваться с названиями своих творений и просто обозначили их в порядке изготовления, от 101-го до 110-го.

Вы делали чай для его реализации в России или где-то еще?

Пока только для реализации в России. Мы просто других вкусов особенно не знаем. Но сейчас налаживаем связи для отправки пробной партии в Америку.

А Роман, например, будет этот чай у себя в Абхазии продавать?

Да нет, он же не торговец. У него дома в горах есть своя маленькая фабрика с единственным роллером. Он умеет чай делать, у него большой опыт практической работы с чаем – еще школьником собирал чай на плантациях. А продавать, нет, не будет, торговля это вообще не его.

Учителем Романа является сочинский чаевод Андрей Кульян, который занимается чаем в деревне Варваровка над Дагомысом уже почти 20 лет, причём с начала нулевых он увлёкся китайскими сортами. Не боится экспериментировать, добивается весьма интересных результатов. Единственный минус – его чай настолько дорогой получается, что просто неконкурентноспособен по сравнению с китайскими чаями. Роман начинал у себя в Абхазии с нуля: там, в горах осталось с советских времён много чайных угодий, а чем-то другим заниматься было нечем. Потом он поучился у Кульяна, а потом вместе с Николаем Монаховым стал переосмысливать китайскую технологию.

Но ему было прикольно побывать в Лаосе?

Не уверен. Это нам с Тимуром, наверное, прикольно, потому как нам около 30. А Роману - 47, он и по-русски-то говорит не так, как мы, а по-английски, и тем паче по-китайски не говорит совсем. Так что в бытовом плане там он был достаточно несамостоятельным. Правда, его "ссылка" была не такой уж безотрадной: он очень привлекал местных, особенно девушек. Привлекал своей потрясающей непохожестью: большой такой нос и густая растительность по всему телу. Вначале он даже обижался на такое внимание, но потом привык и даже стал перешучиваться с местными на языке жестов. В общем, под конец он даже завел себе подружку, правда, без каких-то близких отношений: просто перемигивались и как-то общались. Это помогло ему скрасить разлуку с домом. Также на почве курения он весьма сблизился с разнорабочими на фабрике.

То есть Роман сыграл роль тренера-технолога. А у лаосцев какой-то опыт пришлось перенять?

Я сам немного поучился у китайских специалистов из провинции Юньнань, с которой как раз и граничит Пхонгсали. Лаосские же технологии мало чем отличаются от китайских, но лаосцы производят не так уж много чая. Можно сказать, что в Лаосе практически нет чайной культуры. В чайной индустрии нет не то, что брендов, а даже традиции как-то обозначать и именовать чаи, создавать марки. За качеством чая они не гонятся вообще. Дело в том, что лаосское общество представляет собой некую альтернативу современному способу развития, доминирующему в большинстве стран мира. Это непросто выразить, но на первый взгляд, кажется, что лаосцы не стремятся развиваться ни индивидуально, ни социально. Там нет, например, развитой кулинарии. Казалось бы, рядом Китай, Вьетнам, Тайланд, страны с высочайшей кулинарной традицией, а вот в Лаосе еда примитивная: рис, овощи, какие-то простейшие рецепты. Нет никаких сложных блюд. Нет сложной музыкальной традиции, ритмы и мелодии очень простые. Литературный пласт не сравним с наследием соседнего Тайланда. В этом обществе, например, мой знакомый художник-китаец по фамилии Чэнь, живущий там, никому своим искусством не интересен, он такой Гоген на Таити. Да, Лаос привлекает многих интеллектуалов, как с Запада, так и из других стран ЮВА, но местным обществом их просветительская деятельность не то чтобы была востребована…

Лаосцы – люди, которые очень не любят усложнений. Они живут в таком мире, где не любят делать что-то, что требует новых усилий и рывков, особенно мыслительных. Там любят жить спокойно, в одном ритме. Все иностранцы, которые работают там и нанимают на работу местных, сталкиваются с одним и тем же: для лаосского работника важнее всего его внутреннее состояние, чтобы снаружи его ничего не беспокоило. Это состояние имеет свое обозначение - муанг. Вот я общался там с двумя приезжими бизнесменами, у одного горная компания, у другого книжный магазин, оба попали в похожую ситуацию. Берёшь на работу лаосца, даёшь ему механическую работу, и он её делает. А потом ты хочешь, чтобы он как-то рос, хочешь дать ему возможность следить за другими работниками, выполняющими механическую работу. Ну или просто усложняешь задачу, а новое у того не получается сразу. Ты вроде бы мягко пытаешься его прессовать, как-то сформатировать по-новому, а он бац – и увольняется. Причём размер зарплаты у тебя его даже не интересует. Он вернётся на старую работу и будет получать там в 10 раз меньше чем у тебя, но никто его там не будет напрягать, и у него не создастся психологического дискомфорта.

Та же история, кстати, и с межнациональными браками в Лаосе происходит. Один знакомый англичанин как-то женился на лаоске. Перевёз её в роскошные апартаменты, одел-обул, на машине крутой катал. Но через месяц молодая жена стала ныть, что ей скучно, а через другой взяла и сбежала. То есть ей её психологическое спокойствие было важнее роскоши и комфорта, даруемого ей любящим мужем.

Какая политическая система в Лаосе?

В Лаосе у власти социалисты, у них правит Народная партия. Многие почему-то думают, что Лаос является коммунистической страной – это неправильно, коммунизма, даже декларативного, как в Китае, здесь нет. Вот в Корее, Китае, Вьетнаме в прошлом веке были какие-то буйные и яркие лидеры коммунистического движения: Мао Цзедун, Хошимин, Ким Ир-Сэн, а в Лаосе такого лидера не было. У них изначально всё было коллегиально. То есть Хошимин создал лаосское крыло своей партии, и в Лаосе какое-то время правило местное политбюро, но те потом быстро обособились.

Туда сложно добираться?

Смотря куда добираться. Из Москвы ни до одного города Лаоса нет прямых рейсов. И из других российских городов тем более. Туда удобнее всего добираться через Ханой. Но гораздо сложнее не добраться до Лаоса, а пробраться по Лаосу на север к Пхонгсали. Что касается визы, она делается на границе, стоит 30 долларов и действует 30 дней. Продлить её сложно, и сделать это можно только в столице и всего на 15 дней. То есть проще выехать и снова въехать.

Саша, проведший там три с половиной  месяца (срок между первым въездом и окончательным выездом), дважды "промежуточно" выезжал из страны (первый раз чтобы встретить в Ханое Романа и Тимура, второй раз с Романом они ездили на пару недель в Юньнань).

На следующий год мы готовим контракт с малазийской фабрикой, на которой мы арендовали площади. По этому контракту мы сможем сделать нормальные долгосрочные визы для всех участников проекта. Это будут нормальные трудовые визы, не туристические, чтобы не было сложностей и с этим. В первый раз было сложно, потому что у нас не было юридических отношений с фабрикой.

Как такую фабрику открыли в Лаосе?

Фабрику мы все же не открывали, а арендовали, это разные вещи. Лаос поощряет иностранные инвестиции. У них есть целые сферы, существующие только благодаря иностранным инвестициям, особенно высокотехнологические. Например, там работает наш сотовый оператор Билайн. Но в сфере чайного производства, конечно, поощрение выражается больше в том, что власти иностранным предпринимателям не мешают. Я вот как-то на досуге почитал в переводе на английский выдержки из их Трудового кодекса. Он вообще написан очень простым языком, там понятные юридические формулировки. И мне понравился там очень один пассаж, касающийся увольнения работников. Если ты хочешь уволить своего работника, ты должен объяснить ему причину увольнения, получить в местной администрации разрешение на это увольнение и выплатить выходное пособие в размере двух зарплат. Но в законе имеется такая рекомендация: если вы обнаружите, что работник не соответствует требованиям к занимаемой должности, не стоит его сразу увольнять, а лучше сначала подыскать ему другую работу на своём предприятии. Такая вот добрая рекомендация прямо прописана в Трудовом кодексе (это, кстати, и есть одна из черт социалистического общества)...

Перешли к 103-му чаю, тоже зеленому, но высушенному горячим воздухом.

http://laostea.ru/103-zelenyij-chaj-s-bolshix-derevev.html

Зелёные чаи сильно различаются в зависимости от того, как их высушили. Обычно следующая после подвяливания стадия, фиксация зелени, бывает в виде прожаривания в котле. Ещё бывает, что чай пропаривают, но чаще всего в Юньнани встречается именно прожаривание, иногда для этого используется специальный барабан. Обычно зелёный чай в Китае считается достаточно дешёвым, на него не расходуют сырьё со старых деревьев. Если делать хороший шэн-пуэр, то есть высушить его на солнце, чтобы со временем он улучшался, то он ведь будет куда рентабельней, чем зелёный чай. Резюмирую: в Китае хорошее сырьё на зелёный чай не пускают. А мы рискнули использовать хорошее сырьё, применив к нему простецкую технологию, и потому получился такой сладкий чай, совершенно не характерный для зелёных чаёв и для такого типа листьев. Китайцы никогда не используют такое сырьё для зелёного чая, только тайдича, кустовое и т.п. Сырьё с деревьев они пускают лишь на шэн-пуэры, потому что они модны, круче и становятся дороже со временем, а классический зелёный чай со временем только дешевеет.

Какова там экология?

Экология там замечательная. В том месте, где мы работали, Пхонгсали, там в радиусе 200 км нет никаких предприятий вообще, и тем более никаких шахт или промышленных предприятий. В Лаосе промышленность совершенно не развита. Они сейчас стараются развивать свою экономику за счёт туризма. Выделено 23 туристических зоны, они занимают практически 30% территории страны. Там запрещены вырубка лесов, охота, строительство промышленных объектов. И соответственно они хотят туда привлечь иностранцев, чтобы те приезжали туда, отдыхали, любовались красивой природой, джунглями, и таким образом поддерживали жизнь в местных общинах. Я думаю, это хороший план, так как промышленность там не выпускает ничего, вы видели товары с надписью «Мэйд ин Лао»? Я – нет. Не, ну видел, конечно, какие-то плетёные из бамбука изделия или одежду, тканную вручную, но эти товары на месте реализуются, никакого экспорта. Всё наоборот импортируется из Таиланда или Китая. Например, фрукты в Лаосе дороже, чем в Тае, хотя уровень жизни в Тайланде намного выше. Это связано с тем, что лаосцы не используют никаких химикатов и удобрений – вся их продукция однозначно органическая, и чай в том числе. Потому и дороже, урожайность ведь маленькая. А в Тае, где химическая промышленность работает, и используется научный подход к сельскому хозяйству – все фрукты, хоть манго, хоть апельсины, выращены с применением удобрений. А у лаосских фермеров просто нет возможности закупать химикаты. И я надеюсь, что в ближайшее время не появится, потому что иначе нам придётся «наши» плантации обносить забором.

А спрос со стороны китайцев на чайное сырьё есть?

Есть, безусловно, но существует определённая проблема с его качеством. Когда я туда приехал в первый раз в марте 11-го года, мне сразу очень понравилось это место. Я понял, что на такой высоте (более 1500 метров над у.м.), при таком климате (умеренно-тропический с пониженной влажностью) на таких деревьях обязательно должен быть хороший чай. Попробовал чай на всех трёх местных фабриках: китайской, лаосской и малазийской, и понял, что чай плохой: невкусный, горький или наоборот пустой. И в деревнях он тоже никакой. Не умеют ловить момент готовности. Например, если с зелёным ещё куда ни шло у них получается, то вот красный они стабильно запарывают, не понимая, когда нужно ферментацию прекращать. Причём там, в принципе не такой уж маленький промежуток времени, около часу, когда чай ферментирован в меру. Но они его не ловят почему-то…

А как вы определяли готовность чая?

По внешнему виду и запаху. Рома это хорошо понимает, у него большой опыт. Буквально каждые 15-20 минут подходишь к каждой куче ферментирующегося чая (у каждой свои параметры ферментации), нюхаешь и смотришь на цвет листьев. Критерии готовности сложно описать словами, но когда сделаешь несколько десятков пробных партий, уже начинаешь понимать, когда чай готов. И готовый чай сразу надо отправлять на сушку. Причем, у ферментации большая сила инерции, и даже в начале сушки чай немного ферментируется, тем паче, что сушилка тоже не сразу моментально после включения разогревается. Лишь через 20 минут после закладки чая в сушильную камеру процесс ферментации полностью прекратится, а за это время вкус может существенно измениться. Так что надо прекращать ферментацию немного заранее, за 15-20 минут до появления «аромата готовности». Тут и проявляется как раз умение чайного мастера чувствовать момент. В общем, местные так не умеют делать. И в марте 11-го мне не понравился ни один из чаёв, которые делают там. И тогда я понял, что туда надо приносить технологии, чтобы получалось что-то хорошее. Всё, что они делали раньше, это собирали чай, который отправлялся в китайскую Юньнань, мешался там с местным чаем и там уже продавался как иушаньский чай или дяньхун какой-нибудь. Его обычно смешивали с китайским листом. Ведь помимо просто качества лаосский лист выгоден своей экологичностью, а в Китае сейчас ужесточён контроль над чистотой продукции, поэтому зачастую, чтобы пройти санитарный контроль юньнаньские чаи делаются исключительно из импортного сырья. Если китайская чаепроизводящая фирма большая, имеет свои магазины в Пекине или Шанхае, то там крайне обязательно наличие сертификата безопасности продукции. А 100%-китайское сырьё может не пройти такого контроля, посему они, производители, едут в Лаос и покупают там абсолютно чистый лист. И смешивая его в таких пропорциях, когда лаосского около половины, можно гарантированно пройти самый дотошный тест. Причем после прохождения контроля производитель может на год, пока действует сертификат, совсем забыть дорогу в Лаос, но через год ему придётся туда поехать снова.

А лаосцы пробовали ваш чай? Каковы их впечатления?

Как-то местный полковник приезжал продегустировать наш чай. С адъютантом своим, на машине, как положено, при полном параде. Ведь городок Пхонгсали маленький, До того как мы туда приехали, там жило только двое иностранцев – супружеская пара из Швейцарии. Они там работали как эксперты по развитию туристического сектора. Они обучали гидов, составляли маршруты, давали рекомендации по их безопасности и т.д. Ну и периодически туда приезжали сами туристы, обычно бэкпэйкеры с рюкзаками, которые усталые, но счастливые, шлялись по местным горам и джунглям и наслаждались этой почти дикой природой. Основным объектом туризма там являются деревни совсем малочисленных народностей с абсолютно самобытной культурой: акка, пфон и т.д. Электричества и коммуникаций там нет, эти аборигены живут совершенно в особом мире. В общем, туристы приезжают, нанимают на 3-4 дня местного гида и путешествуют от деревни к деревне, а он им организует питание и кров над головой. Потом, сплавляясь по реке, возвращаются в цивилизацию. Такой эко- и этно-туризм, «человеческое сафари».

А тут мы приехали и занялись совсем нетипичным для пребывающих там иностранцев бизнесом. Поначалу, пока мы с фабрикой не договорились, мы жарили чай прямо в трёхэтажной гостинице, где и жили, она называется «Випафон». Нет, это не сотовый оператор, а лаосская фамилия семьи, хозяев отеля. Сотовый оператор у них Билайн. Забавно всегда видеть эти рекламные щиты или кафешки с жёлто-чёрными зонтиками, когда едешь по лаосской глубинке. И слоганы всё те же: Liveonthebrightside, живи на яркой стороне. В общем, мы прямо на первом этаже нашей гостиницы поставили котёл и стали жарить купленный у крестьян лист, тренироваться на местном сырье. Там раньше тоже жарили чай, мы не первые до этого додумались. Но к нам стабильно приходило много народу, смотрело на такую диковину: иностранцы жарят чай. Приходили, естественно, ребята с других фабрик, на разведку. Причём никто никого в качестве конкурентов не рассматривал в принципе. И чай всем вроде бы понравился, хотя никто в ученики проситься не стал. Потом, когда мы красный делали, все лаосцы восхищались сушилкой и захотели себе такую же, хотя причина успеха чая вовсе не в ней. Я лично не очень ею доволен, в будущем надо будет другую с Тайваня привезти. Но лаосцев очаровала именно наша, привезённая из китайской провинции Чжэцзян, они по-своему посчитали, что дело именно в ней, что будто бы это машина делает чай, а люди ею только управляют. Так же они приходили и смотрели, как мы жарим чай, ибо мы это делали по-другому, нежели они сами жарят. Вот, например, когда Рома жарит чай, он это делает весьма темпераментно, по-кавказски. Его действия напоминают дирижёрские – руки всё время в движении находятся. Он очень активно ворошит чай, у него в арсенале немало разных манипуляций. И ещё такая особенность, что он начинает скручивание уже в котле, о его стенки, тогда как классическая китайская метода предполагает скручивание тёплых листьев, только что вынутых из котла, на бамбуковых ситах-поддонах. Ну разве что кроме чаев плоской формы, типа лунцзина или дафана, сплющиваемых прямо в котле.

А котёл насколько горячий?

В том-то и дело, что там температура выше 100 градусов, и в этом отличие чайного человека, что он не боится температуры, когда к котлу подходит. Это как люди, тушащие свечки пальцами – они к таким движениям привыкли, и ожогов не боятся. Поначалу все обжигаются, и мы с Тимуром тоже не исключение.

А котёл медный?

Увы, железный. О медном котле, а точнее двух, я пока только мечтаю, но надеюсь в следующем году такие заиметь. Дело в том, что в Китае их делают только на заказ, да ещё мастеров надо найти, а их мало. Так вот, вернёмся к жарке чая в исполнении лаосцев. Для них жарка от Ромы - это реальное шоу со всей возможной экспрессией мастера, тогда как они сами жарят весьма флегматично: положат лист в котёл, ждут, листья уже трещат, их надо ворошить, а они стоят, ждут чего-то, в носах ковыряются. Потом лениво поворошат, и опять ждут. Мы же говорили уже о манере лаосцев работать медленно и неспешно. Мы там нашли только одного человека, по имени Инсай, который умеет хорошо жарить чай, и зелёный чай у него прекрасно получается. При этом внешне его действия не сильно отличаются от движений остальных жарщиков: та же неспешность и плавность.

Тогда почему у него получается чай лучше?

Всё дело в нюансах, как обычно. У других чай часто пережаривается, или же в пятнах недожаренности, а Инсай делает всё вкусно. Это просто гунфу у него.

(ПЕРЕХОД К 110-му, красному, приготовленным Александром на дровяной печи)

http://laostea.ru/110-krasnyij-chaj-iz-ban-payasi.html

А ваша технология красных чаев тоже копирует китайскую?

Наши технологии несколько отличаются от китайских. После скрутки и перед тем, как чай отправляют на ферментацию, его немного спрыскивают водой из пульверизатора. Но совсем немного, там нельзя переборщить. Если сильно намочить, то появится горечь и неправильный вкус. После этого его марлей накрывают

Но получается, что ферментация при таком способе получается достаточно слабая, если сравнивать с обычными чёрными некитайскими чаями. В чём тут фишка?

Ну у меня есть более «индийский» экспериментальный образец. Просто температуру котла делаешь побольше. А вообще в каждой стадии очень важно поймать золотую середину. Вот при завяливании, допустим, надо определённую долю воды убрать из листа, но с другой стороны – не допустить пересыхания. Это очень сложно найти идеальный момент, до которого ещё «недо», а после которого уже «слишком». С ферментацией всё ещё сложнее. Очень многое зависит от погоды. В жаркую погоду и в дождливую чай ферментируется по-разному. Недоферментировал – будет много зелени, переферментировал – прокиснет. Сушку тоже важно в нужный момент прекратить. В общем, если в каждой из стадий сделать остановку в нужный момент, получится хороший чай. Если где-то ошибся, этот брак при дегустации вылезет обязательно. Любой дефект заметно влияет на финальный результат. И порча тем обиднее, чем более высокосортное сырьё ты используешь. Шансов испортить зелёный чай гораздо меньше, ну просто хотя бы потому, что там меньше операций, а завяливание более краткосрочное. Перед котлом достаточно 2-3 часа подвяливать, и делать это надо не так серьёзно, как в случае с красным чаем. Потому что нет этой долгой скрутки. Учиться подвяливанию стоит на зелёном чае.

Чай, который мы сейчас пьем, 110-й, довольно существенно изменился за пару месяцев. Когда мы в апреле заваривали свежие красные сорта, настой их был желтее, а сейчас – более насыщенный. Чай должен вылёживаться после своего создания.

Про географию места что ты можешь рассказать?

Сам Пхонгсали находится на горе, высота – 1600 м. Городок занимает плоскую часть вершины, от которой в разные стороны лучами расходятся хребты. Вокруг города находятся чайные плантации относительно новые: 20-25 лет. Они появились в результате рекультивации опийного мака, осуществлённой при поддержке Евросоюза и Китая. В 80-х годах Китай высадил в приграничных районах Лаоса сотни тысяч чайных саженцев. То есть это кусты, хотя и крупнолистные. Ассамская разновидность камелии китайской (в кит.литературе, кстати, такой вид чайного растения называют пуэрча, то есть чай пуэр). Такой тип куста может вырасти в прямоствольное дерево. Вот в большинстве районов Китая, равно как и вокруг нашего Сочи, или рядом в Абхазии – там растут мелколистовые сорта, другой биологический тип, которые будучи кустами не могут в принципе вырасти в деревья.. Что касается чайных деревьев, то если ехать от города по южной дороге, то через 15 км будет деревня Бан Комен, а через 7 км после неё – Бан Паяси. Кстати, до Бан Комена на мотоцикле ехать час двадцать – настолько непроходимая дорога. В Бан Комене есть большая роща старых деревьев. Их посадили китайцы в период со второй половины 15-го и вплоть до середины 19-го веков, когда Китай владел этими землями, и северный Лаос был частью южноюньнаньского королевства Сишуанбаньна. Эта роща содержит около 300 старых деревьев – и это самая старая на земле плантация больших крупнолистовых деревьев чая. В Сишуанбаньна на горах Наньно тоже встречается много 300-400-летних деревьев, посаженных человеком, но те деревья не такие большие, ибо их периодически подрезают. Эта плантация дала самое ценное сырьё в нашем проекте, урожай с банкоменских деревьев редок, мал, но прекрасен. Чай с дерева всегда можно отличить. А у банкоменского листа с дерева послевкусие особенно заметное, долгое и сладкое. Это место, куда мы ежедневно посылали нашу закупщицу – она сортировала сырьё по принципу деревья/куст. Не с деревьев набиралось десяток с лишним мешков, а вот с деревьев от силы два.

То есть сырьё кустовое вы не использовали?

Почему же?, кусты хоть и попроще дают вкус, но всё-таки это та же чистая земля, не применяются удобрения в отличие от китайской Юньнани. Во-вторых, плантации там разбивают не рядами, когда кусты весьма скучены (такое часто встречается в Китае, и практически всегда – в Японии), а отдельными кусточками (в Китае такое, например, часто встречается в горах Хуаншань – чай Маофэн). На таких точечных плантациях нерационально использовать чаеуборочные комбайны. К тому же эти лаосские кусты не стригут, и они быстро вырастают выше человеческого роста, но их сила при этом так же весьма быстро возрастает.

То есть совсем без подрезки?

Ну бывает, что подрезают, но не так часто. В итоге куст вырастает метра в 3 за несколько лет. С одной стороны, с такого куста ещё достаточно легко собирать чай, это не деревья, по которым буквально приходится лазить. С другой стороны, он больше походит на дерево, со всеми вытекающими последствиями.

А там кто собирает чай? Женщины или мужчины?

Там вообще интересно. Я поразился в первый раз, когда нам принесли мешки. Подходит такой парень, довольно крепкий, берёт мешок весом в 20-25 кг и спокойно его уносит. А за ним подходит девочка с тоненькими ручонками, и берёт подобный мешок. Откуда в ней столько же сил, сколько в парне? А иногда смотришь, что сидят девчонки, перебирают чай. Работа монотонная, но рядом с ними часто можно встретить двух-трёх парней. Я быстро понял, что на фабрике вообще нет разделения на мужские и женские работы. Все наравне трудятся на всех этапах производства.

Возвращаясь к чайным деревням вокруг Пхонгсали, хочу сказать, что деревня Бан Комен довольно известна в соседнем Китае. О ней писал один американский блоггер. Её распиарили в Малайзии – в результате малазийцы и открыли свою фабрику в Пхонгсали. Раньше была и в БК у малазийцев своя фабрика, но из-за ужасных дорог её недавно закрыли. В Бан Паяси тоже появилось несколько маленьких фабрик, открытых не из-за кустовых плантаций, а из-за этих старых деревьев. Чай оттуда довольно давно имеет своего потребителя в самых разных странах мира. Безусловно, там есть своя кухня, как это всё закупается. Там есть определённая динамика цен. С февраля, когда я туда приехал и к началу марта цена на сырьё выросла там в 4 раза. Это серьёзная заявка на спекуляцию, и наш проект по рентабельности оказался под угрозой. В общем, пришлось вмешаться местной администрации и приструнить зарвавшихся крестьян. Была установлена закупочная цена, по которой крестьяне деревни Бан Комен продают чай со старых деревьев. Такого раньше, говорят, не было. Просто мы попали в такую ситуацию, что в Юньнани поздно стали распускаться почки, и в Лаос рвануло много китайских закупщиков. Они хотели покупать листья, их прямо на месте как-то обрабатывать (скорее всего, прямо на китайской фабрике), срочно перевозить в Юньнань и продавать. Им надо было в срочном порядке закупать сырьё, в итоге цены на сырьё стали расти. Эта «инфляция» полностью прошла, когда в Юньнани всё распустилось, но какое-то время был небольшой ажиотаж, который пришлось регулировать административным способом. Бан Паяси находится ещё дальше, туда реже доезжают хищные закупщики, и нам с тамошним сырьём было работать куда приятнее. Там спокойная деревня, имеет хороший южный склон, большой. Там довольно высокие чайные кусты, имеется довольно большая роща старых деревьев, пусть и не такая большая, как в БК, но не менее интересная, и тоже старая, с возрастом под 300 лет и с крупными стволами. Но главное – там намного спокойнее, и мне там работать приятнее. Мне даже кажется, что там и микроклимат куда более чайный, чем в Комене. Чай, который мы сейчас пьём (110-й), сделан полностью из сырья оттуда. Был день 29 апреля, когда из Бан Паяси мы привезли оч хороший сбор, там были прекрасные почки. Мы долго не могли договориться, что из такого чуда делать, но всем было очевидно, что из этого сбора надо делать только суперчай. В итоге мы всю ночь не спали: скручивали и ферментировали чай. А потом я самолично просушил его в огромной дровяной печи. Вкус получился отличным от того чая, который мы обычно в нашей маленькой сушилке сушили.

А ещё там живёт Инсай. Я ещё в сентябре 11-го года познакомился с ним заочно, через его чай, и его чай мне очень понравился, только попробовал, и стало сразу понятно, что он намного лучше того, что я встречал здесь ранее. Купив того чая, я весь остаток прошлого года угощал им всех своих друзей, и сам не мог не нарадоваться. Поэтому когда мы поехали делать чай, я решил, что обязательно стоит Инсая научить делать чай ещё лучше. Мы задумали поселить у него в домике на горе нашего Романа, на два-три дня, чтобы тот показал, как надо жарить и скручивать чай для нашего проекта. Чтобы всё было чисто, аккуратно, и чай всем понравился. Мы детально прописали в плане все этапы обучения. Мы взяли переводчика, чтобы он смог всё перевести. Сели на мотоциклы и поехали в БП. Встретившись с Инсаем, мы стали объяснять ему, что мы хотим, и он вроде бы начал нас понимать и проявлять согласие с тем, чтобы сделать чай «по-нашему». Роман на пальцах смог объясниться с Инсаем, показал, как сам может прожаривать чай в котле и скручивать чай на бамбуковом поддоне. И мы говорим Инсаю: «Ты понял, что нам надо?» «Понял». «Сможешь так же сделать?» «Смогу». «А покажи нам, как ты сам жаришь». И когда он показал своё мастерство, мы поняли в одночасье, что там улучшать собственно нечего, и что наш план не имеет смысла приводить в исполнение. Кстати, первый чай сегодняшнего вечера, 102-й, жарил именно он. Потом исследователи чая назовут тот сорт инсаевским шэном

А как определить качество прожарки?

Ну ты там смотришь, чтобы не было обгоревших кончиков, смотришь, насколько жёлтым становится лист, а также, какова его эластичность.

Переходим к чаю 105.

http://laostea.ru/105-krasnyij-s-bolshix-derevev.html

Он сделал из того же банкоменского сырья, что и 103-й, только красный. Представьте себе – красный чай из листьев, собранных со старых деревьев.

А почему деревья такие изогнутые? Там ветра дуют?

Нет, само по себе дерево чайное так растёт. Даже в кустовой форме. Во-первых, оно всё покрывается лишайником, а во-вторых, оно не прямоствольное, всегда есть искривление ствола. Чтобы чайное дерево стало прямоствольным, ему надо расти в лесу, то есть быть защищённым более высокими деревьями. А на плантациях дерево никак не защищено, и под воздействием различных факторов оно искривляется в процессе своего роста.

А какой там климат?

Там достаточно высоко, поэтому климат отличается от остальной части Лаоса очень сильно. Пхонгсали – это самая северная провинция Лаоса, и горы там холодные. Обычно в ЮВА год состоит из пары засушливых и пары дождливых сезонов, чередующихся друг с другом. Но в отличие от Таиланда или Вьетнама, или даже остальной части Лаоса, зимой в Пхонгсали бывает прохладно. Сезон дождей довольно гуманный. Когда он наступает, то по утрам может два-три часа капать дождь, но не больше. Но и в другие сезоны случаются капризы погоды. Например, меня поразило, как однажды в ясный и жаркий южный день, когда небо было синее-синее, вдруг поднялся ветер и пригнал тучу, размером с футбольное поле или чуть побольше. И она конечно вылилась на город в одно мгновение. В одном локальном месте был прямо-таки тропический ливень. Потом я вышел посмотреть, а тучи нет. То есть вместо того, чтобы улететь дальше, она просто вылилась вся на землю. И настолько это было неожиданно и совсем непривычно. А если говорить вообще  про этот год, то мы попали, конечно, в засуху, которую мы никак не ожидали. И местные – тоже, ибо она продолжалась дольше, чем обычно бывает. Соответственно, чайных листьев в этом году было намного меньше чем в прошлом. К этому относиться можно только философски: ну, засуха, значит засуха.

А наоборот, бывают наводнения?

Ну откуда? Это же горы. Вот на юге Лаоса, на плато Болавень (там, кстати, тоже чай растет, как и кофе, только их посадили не китайцы, а французы), там осенью прошлого года равно как и в соседних районах Камбоджи и Таиланда, случилось такое бедствие, но на севере, где относительно большая высота, такого просто не может случиться.

Какая там вода, кстати?

Шикарная вода. Там в 25 км от города протекает речка, по которой мы туда добираемся, и в город едешь вверх. А по обеим сторонам дороги много родников, текут ручьи, в которых вода шикарная. Все привезённые из Москвы китайские чаи, равно как и сделанные потом нами заваривались на той воде прекрасно. Вот в Китае, когда я там живу, в любой местности, я использую только бутилированную покупную воду.

А туда если ехать, то нужно делать прививки?

Я бы рекомендовал сделать прививку от жёлтой лихорадки, да и то, если едешь на юг Лаоса. Она делается один раз на 10 лет (в Москве, в поликлинике номер 13). А на севере в Пхонгсали достаточно высоко, там погода нежаркая, часто бывает прохладно. То есть нет этой изнуряющей жары, в которой всякие инфекции развиваются, посему нет необходимости прививаться от них.

Какое население в Пхонгсали?

Официально 17000 человек. Причем, включая тех (особенно молодёжь), кто уехал в другие края, но еще числятся прописанными в Пхонгсали.

Как там с транспортом?

Общественного транспорта нет вообще. Большинство передвигается пешком. Машины себе может позволить лишь малая толика населения, да и это, как правило, мини-грузовички или пикапы  типа Toyota или Isuzu. Мотиков или мотоциклов побольше, конечно, и причина отсутствия механических транспортных средств не столько бедность, сколько  банальный дефицит горючего. Что касается велосипедов или лошадей, то в горной местности они не очень эффективны. Да и куда им вообще спешить, этим людям? Ходить пешком все равно полезнее.

А что они там едят?

А в основном, это рис и овощи травяного типа. Ещё едят таких больших грызунов, похожих на выдр. Специй используют не много. Когда я приехал туда, то весил 75 кг. Когда уезжал через три с лишним месяца – 65. Мяса или птицы там почти не едят. В общем, весьма непривычная пища, особенно на контрасте с соседней юньнаньской. Роме тоже понравились каникулы в Китай ещё и тем, что там мы отъелись немного.

А в Китае как ты питался?

Когда я жил там подолгу, а в основном, это был Пекин, то меня спасала духовка. Они там отдельно от плиты продаются и в большинстве домов отсутствуют. В общем, покупаешь духовку, и там, например, сам рыбу можешь себе запечь, со специями, какими хочешь. Поначалу прикольно ходить в кафешки, питаться в общепите, но когда долго живёшь, то невозможно не начать готовить себе самому. А в Пхонгсали, в отличие от Китая ты себе даже таких ингредиентов подобрать не сможешь. Например, не достать муки. Мы бы многое из неё могли сделать. И общепит крайне бедный. В окружении стран с богатой гастрономической традицией – Вьетнам, Китай, Таиланд – Лаос выглядит просто дырой.

А если выехать из города и поехать в горы?

Вокруг Пхонгсали живёт много племенных людей. В основном, это народности акка и пфон, ну ещё с десяток более мелких. Эти люди живут в деревнях, куда нет автомобильных дорог совсем – только пешие, и деревни находятся минимум в 25-30 км от Пхонгсали. Женщины племенные приходят в город только, если им надо что-то продать. Грибы там, коренья, что-то ещё из леса, я даже не знаю всего их ассортимента, поскольку они даже до рынка не успевают дойти, как у них всё скупают. Но грибы мне довелось у них купить, такие похожие на вешенки, вкусные. Ещё шкуры там какие-то приносят, что от охоты осталось. Иногда приносят юбки, которые они сами шьют из тканей разных. У них очень красивые наряды женские, которые они и сами носят, с гетрами, такие пёстрые.

А вы сами бывали у них в гостях? Питались их едой?

Да, нам приходилось там бывать, у нас же был мотоцикл, на котором мы могли далеко ездить. Хотя встречаются деревни, куда даже на мотике не проехать, только пешком. В тех деревушках чай не разводят, они там вообще не ведут сельского хозяйства. Это по сути первобытные люди, живущие охотой и собирательством. И когда они угощали нас своей едой, то я заметил, что в ней много побегов – бамбук, что-то ещё, всё горьковатое, то есть они сами едят только то, что насобирают в лесу. Там нет полей, а плотность населения очень маленькая, поэтому в лесах еды всем хватает. Плюс там нет электричества, никакого телевидения, мобильников у них тоже нет вообще. То есть у них своё, отличное мировоззрение. У них красивые одежды, причём каждая народность имеет свои особенности в цветах, в покрое одежды. Все эти племенные люди живут вне времени, с ними очень непросто общаться. И вот что меня удивило. Приезжаешь в какую-то деревню на мотоцикле, уже часа три едешь, весь пыльный, уставший…

А с какой целью едешь?

Осмотреться, а вдруг там хороший чай растет. То есть там, куда на мотике проехать можно, иногда чайные угодья всё-таки имеются. Например, народность пфон, которая ближе к мелким народностям северного Вьетнама. Когда к ним приезжаешь, весь такой пыльный и уставший, останавливаешься посреди деревни, они продолжают делать свои дела и даже не здороваются. Как будто у них каждый день пруд-пруди иностранцев бывает.

А если нужна помощь, то они откликнутся?

Это да, если что-то попросить, как-то на пальцах объяснить, убедить их в том, что у тебя реально проблема, они конечно помогут. Но сами активности к общению проявлять не будут. Они такие пассивные и спокойные. Вот представьте себе, что к вам приехал инопланетян, а вы так спокойно продолжаете себе заниматься своими делами. Когда подходишь к лаосцу вплотную и поздороваешься: "Сабайди", он поздоровается с тобой в ответ, но сам активности в разговоре проявлять не будет. Очень сильный контраст с Китаем, где приедешь в какую-то глубинку, а тебя облепляют и спрашивают обо всем на свете. Спросишь его: "Это такая деревня"? "Такая". "Ты здесь живешь"? "Здесь". "Это твой дом"? "Мой". "Это твоя коза"?. "Моя". И так далее. То есть тебе самому приходится вести разговор, а он только отвечает. Меня это очень удивляло. В других концах Земли тобой всегда интересуются, спрашивают как минимум, откуда ты приехал.

А более цивилизованные лаосцы что знают о России?

Пожилое поколение знает про Советский Союз. Он до сих пор продолжает существовать в их голове, про его распад они не знают. Ведь это поколение прошло войну с Америкой, и они помнят, какую роль мы в ней сыграли. То есть у Лаоса и СССР были определенные политические отношения. Хотя на севере Лаоса бОльшую роль тогда сыграли китайцы.  В двух крупных городах северного Лаоса, Пхонгсали и Удумсае, стояли части китайской армии, которые, во-первых, проложили там много дорог. Но самое главное, что благодаря китайцам на север Лаоса не было сброшено ни одной американской бомбы, там не применялось оружия массового поражения, ни химического, ни бактериологического, ибо США боялись вступления в войну Китая. Вышеупомянутые два города стали единственными в Лаосе, которые никак не пострадали в этой жестокой войне.

Кстати, насколько они древние?

Я не уверен вообще, что они древние. Пхонгсали еще недавно был просто большой деревней на холме. Я видел фотографии 1920-го года: скопление серых хижин, среди которых французы начали строить свои белые особняки. Даже сейчас центр этого "города" заполнен, в основном, двухэтажными домами.

То есть никаких достопримечательностей в Пхонгсали не встретить? Храмы? Красивые старинные дома?

В общем, да. Это по сути деревня, просто крупнейшая в провинции. Есть ступа на холме Пу Фа – замечательное место

А что там с верованиями?

В Лаосе официальной религией является буддизм, и он очень развит там. Причем, это не такой буддизм, как в Китае или Японии, не чань/дзэн, а Хинаяна или Малая Колесница, то есть ближе к Таиланду. Он играет большую роль в государственности, потому что у буддистов там самые лучшие школы. Обычно мальчики в возрасте примерно 10 лет отправляются в храмовые школы и там получают свое образование.

(Переходим к чаю 108-му, красному, который летом у нас в ЧП довольно неплохо продавался. Знакомые тайваньцы восхищенно сравнили его со своим ароматным Рубиновым

http://laostea.ru/108-klassicheskij-krasnyij-chaj.html)

И это лучший вариант начального образования, которое можно получить в Лаосе, оно лучше чем светское. Все родители стараются сыновей своих отдать именно туда. К сожалению, девочки не могут учиться при храмах, у них такая дискриминация. И когда в светской школе заканчиваются уроки, на улицу высыпает огромная толпа девчонок.

Есть ли женские монастыри?

Монастырей женских я там вообще не встречал, не знаю. Еще хочу отметить, что помимо образования буддизм оказывает большое влияние и в других аспектах общественной жизни. Там самые уважаемые члены общества - это буддийские монахи. В языке даже имеется специальное обращение к монахам, которое нельзя нарушать, им всегда уступают место в транспорте. Они имеют там самые разнообразные привилегии. По общественному статусу они выше военных, хотя военные входят во все уровни администрации.

И среди племенных людей буддизм так же развит?

Нет. Чем дальше от центра, тем сильнее языческие верования, шаманизм. В деревнях буддизм подмешан к местным верованиям, он приобрел там такую особую специфическую форму. Скорее это стоит называть шаманизмом с элементами буддизма.

Удалось ли понаблюдать за шаманскими обрядами?

Нет, конечно, это табуизированная для посторонних тема. Все такие обряды совершаются в семьях, и чужаков туда не пускают. Зачем им это афишировать? К тому же у власти все-таки буддисты находятся, они получают государственные субсидии. И вряд ли они поощряют архаические ритуалы. Поэтому чистый шаманизм встречается только в самой глухомани, где у исповедующих его нет никакого резона демонстрировать свой культ перед посторонними. Это самые "племенные" люди, и нам их сложнее всего понять.

Наверное, такие люди и фотографироваться не любят?

О, да! Они реально протестовали, когда Тимур их пытался фоткать. Закрывали лица, отворачивались, уходили, явно показывая, что не хотят сниматься. Поэтому в нашей коллекции фотографий почти нет снимков племенных людей. Это вообще характерно для многих архаических культур нашей планеты. Эти люди интуитивно понимают, что через их изображения смотрящие могут как-то повлиять на них, ну и зачем им это нужно?

Давай вернемся в "цивилизацию", то есть в ваш пхонгсалисский быт. Когда наступал вечер, что вы делали?

Когда я первым приехал туда в начале февраля и вплоть до конца марта свет отключали по всему городу в 8, максимум - в 9 часов вечера. Потому что в то время была засуха, а электричество там от гидростанций поступает. И когда уровень воды низкий, они вынуждены экономить электричество. В 9 часов, таким образом, все отрубается, никаких телевизоров, никаких музык, спишь замечательно. В пять утра там давался свет: ты просыпаешься и бежишь проверять свою электронную почту. А в 8 утра опять свет до вечера вырубался.

Ох, а как же без холодильников-то они живут?

Вот так и живут. Это, кстати, еще одна причина, почему местные не едят почти мяса.

Солнечные батареи?

На это у них просто нет денег.

Сколько вообще там длится световой день? Вроде бы на югах в течение года световой день не меняется?

Это на экваторе он не меняется, там круглый год день длится ровно 12 часов. А Пхонгсали находится на 21-м градусе с.ш. В феврале там светало без двадцати 7, темнело в начале шестого, то есть день длился 10,5 часов. А к маю он увеличился часа на три: в начале шестого утра уже было светло, а в 7 вечера - темно. А если совсем честно сказать, то в Лаосе на часы мы почти не смотрели: там они нам были не нужны.

Даже будильник не заводили?

Ну это конечно приходилось делать, но только потому что циклы чайного производства продолжались и по ночам, и многие стадии процесса никак нельзя было проспать, особенно при создании красных чаев. Но такие побудки часто случались и посередине ночи.

А процессу создания чая перебои со светом не мешали?

Дело в том, что когда такие перебои случались, мы еще делали зеленые чаи, а там электричество не требуется. Оно требуется при создании красного чая, который мы делали с середины апреля, то есть тогда, когда перебоев уже не было.

Так, со светом понятно. А с водой?

В центре Пхонгсали есть водопровод. И на крышах всех домов стоят бочки, заполняемые водой, которая за день ощутимо нагревается. Поэтому вечерами мы могли принимать душ.

А какие еще бытовые приколы вам встретились?

Одну очень любопытную традицию я там  отметил, и она мне, честно говоря, понравилась. Каждое утро в пол-шестого включаются по всему центру города громкоговорители, и начинается пропаганда. На фоне приятной музыки вещает бодрый голос, сообщающий всем, в какой прекрасной стране они живут. Что у них такие чистые реки и прекрасные горы. В этих сообщениях, которые шли дважды по 15-20 минут примерно до половины шестого, не было никакой политики. Но зато такая промывка мозгов помогает людям спокойно встать и с радостью приняться за свои дела. Очень хороший пример позитивной пропаганды, которая никого не принижает и не оскорбляет

И поэтому они такие расслабленные?

Да, а самое главное, что не агрессивные. Вот приносит человек сырье. Сборщица спрашивает, с кустов или с деревьев. Цена-то разная. Если с кустов, то мешок без проверки откладывается в одну сторону, а сборщику платятся меньшие деньги. Если сборщик заявляет, что с деревьев, то мешок  тщательно проверяется и при нахождении там кустового сырья весь мешок по ставке приравнивается к кустовому - его ведь нужно будет рассортировать, а значит, выполнить лишнюю работу. И сборщик спокойно получает деньги, меньшие чем те, на которые он, возможно, рассчитывал. Китаец на его месте стал бы бычить, а то и в драку полез, отстаивая свои интересы. А лаосец покорно соглашается и идет дальше по своим делам. И откровенно лгать, называя кустовое сырье древесным, он тем более не будет.

Так у них все реально такие честные?

У нас был случай: пропал наш мотик. Мы как-то в 5 утра вышли с Ромой на улицу, чтобы ехать на фабрику, а мотика нет. Он у нас обычно рядом с гостиницей стоял непристёгнутый (там даже тросики с замками купить нельзя). Посмотрели по соседним улочкам - нет нигде. Что такое? Спросили у девочки, которая в холле гостиницы дежурила - она не знает. Пошли на фабрику пешком, и по пути решили, что либо это какой-то дурачок по пьяни побаловался, либо его какой-то наглый дерзкий тип угнал, ибо все в округе знают, что этот синий мотоцикл наш. Ребята с фабрики позвонили полицейскому, который по-английски немного говорит. Пришел такой пузатый тип, который долго расспрашивал нас, как мы вообще там поживаем. Спросил, не напрягает ли что. Я ответил, мол, все хорошо, вот только мотоцикла нет на месте. А тот в ответ заявил, что только что его видел. Оказалось, что ночью шел дождик, и работники гостиницы закатили его внутрь помещения ресторана и закрыли такими ставнями железными. Та девочка его нашла после разговора с нами и сообщила о нашей проблеме полицейскому. И он в конце разговора усовестил нас, как, мол, мы вообще могли подумать, что тут кто-то способен на воровство.

Кстати, а как там с пьянством?

Они пьют алкоголь, который сами производят из риса. Настаивают это на травах, и получаются напитки крепостью градусов под 50. Я бы не назвал это буханием - даже китайцы пьют больше. Причем это пьется больше в деревнях и по преимуществу пожилыми людьми.

Давай все же к чаю вернемся. Такможно ли называть его пуэром?

Я намеренно не называю его так. Пуэр - это название, зарегистрированное и применимое только к чаю из китайской провинции Юньнань. Я уж не говорю про то, что в России подавляющее большинство считает пуэром только шу-чай, то есть черный. Мы сделали зеленый чай, высушенный на солнце, и даже шэн-пуэром я его не стал бы называть.

(Переходим к последнему чаю встречи, 106-му, красному, но высушенному на солнце, то есть наиболее простому среди красных в технологическом плане

http://laostea.ru/106-solnechnyij-krasnyij-chaj.html)

Почему вы не стали делать белый чай?

Мы столкнулись с такой чисто лаосской проблемой, как отсутствие качественного сбора. Ведь для белого чая требуется самое отборное сырье - почка и два листочка. Причем с куста особого сорта. Даже на Тайване не могут воспроизвести настоящий фуцзяньский белый чай, а там техника сбора находится на достаточной высоте. В Лаосе же такой техники нет. Значит, надо купить у крестьян пару десятков кило листьев, а потом еще самим их перебирать чтобы получить килограмм требуемого качества. Мы предлагали фермерам цену, в 7 раз превышающую обычную, но они по-прежнему несли то же самое.

А если своих сборщиков завезти?

Нет, это абсолютно невозможно. Везде в мире, где произрастает чай, его собирают только местные. Это общий и справедливый закон: даже если берешь землю в аренду, работать на ней могут только местные.

Думаю, правильнее было бы качеству сбора обучать местных школьников. Например, читать в светских школах спецкурсы по этой теме. Но понятно, что это стратегический проект не на один год.

Мне как производителю крайне тяжело работать с теми, кого я не могу смотивировать деньгами. Но с другой стороны, это хорошо, что там нет таких размеров корыстности, жадности и обмана, как в соседнем Китае.

Надо признать справедливым и факт отсутствия в Лаосе сырья, подходящего для создания белого чая. В самых разных уголках земного шара, в том числе и там, где высокая ставка оплаты может стимулировать высокое качество сбора, пока так и не смогли добиться качества, сопоставимого с тем, которое дарят нам сорта, растущие на северо-востоке китайской провинции Фуцзянь.

Какие планы на будущий год? Что с первого раза не удалось сделать из запланированного?

Ну во-первых, надо отстраивать логистику. Мы забрались в самый дальний уголок страны, не имеющей ни выхода к морю, ни прямого авиасообщения с Россией. Сейчас мы уже переправили весь чай на пекинский склад, потому что в Пхонгсали его держать опасно из-за периодических сезонов дождей, а главное, протекающих крыш. Надо развивать логистику дальше.

Зато прессовку и упаковку хотелось бы делать на месте. Бывает машинная прессовка, а бывает ручная, каменными формами. Я убежден, что вторая лучше, именно её и хотелось наладить в Пхонгсали.

Также я планирую съездить на Тайвань, посмотреть на их опыт производства чая, ибо он другой, не такой, как в материковом Китае. Можно сказать, что сейчас по технологии и культуре Тайвань впереди планеты всей: и по технологиям, и по оборудованию. В Лаосе, с тем качеством листа, которое там есть, надо использовать самые передовые технологии.

Также мы работаем над тем, чтобы создать компанию в Лаосе и надеемся на её долгосрочное развитие.

То есть ваш проект оказался рентабельным?

На данном этапе да, он рентабелен, хотя мы не только ради рентабельности его затевали. Наши усилия принесли плоды: мы нашли отличное сырье и постарались его не испортить. Мне лично сложно делать то, что мне не нравится, пусть это и приносит хорошую прибыль. Важно то, что производство чая является настоящим делом. Интересным и способным развиваться.

Встреча закончилась под бурные аплодисменты, а мне сразу пришли в голову две мысли. Первая состояла в том, что Александр сотоварищи сделали не только уникальный продукт. Фактически они вполне могут заморочиться и создать первый для нашей страны проект чайного эмбиэя - образовательного курса на тему того, как с нуля создать успешное чайное производство при минимуме вложений. По крайней мере, я готов стать их первым студентом. И уже не планирую на следующий март никаких других дел.

А вторая идея еще более простая: чтобы сделать хороший чай требуется не столько высокое мастерство обработки чайного листа (хотя и оно тоже требуется в какой-то мере, просто для того, что не запортачить прекрасное сырье ). Самое важное умение в чайном деле - это найти это самое прекрасное сырье и суметь заполучить его в свои руки. В благословенном Китае это сделать, ИМХО, много сложнее, если вообще возможно. А вот Лаос представляется мне более реальным местом. Тем паче что эмбиэй там вам обойдется много дешевле чем Гарвард, Москва и даже Ханчжоу. Просто отправляйтесь в Лаос и не рассчитывайте на гонорары от компании "Лаосский чай".

До встречи в Пхонгсали, друзья.

Сергей Кошеверов, директор по научной, культурной и туристической работе компании "Чайное путешествие".

TeaTravel

Самые свежие новости медицины в нашей группе на Одноклассниках
Читайте также
Вы можете оставить комментари ниже.

Оставить комментарий

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.