Чай и народы Российской империи

Чай и народы Российской империи

Значительная часть материалов, относящихся к указанной теме, дана в других разделах данного исследования.

В княжеских семьях уже с первой половины XIX в. чай потреблялся не только утром и вечером, существовал и «послеобеденный чай».

Василий Ленц, юрист, музыкант и воспитанник Дерптского и Петербургского университетов вспоминал о семье князя Одоевского: «В 1833 году князь Владимир Одоевский, уже известный писатель, принимал у себя каждую субботу после театра. Придти к нему прежде 11 часов было рано. Он занимал в Мошковом переулке (на углу Большой Миллионной) скромный флигелёк; но тем не менее у него всё было на большую ногу, всё внушительно. Общество поводило вечер в двух маленьких комнатках и только к концу переходило в верхний этаж, в львиную пещеру, т.е. в пространную библиотеку князя. Княгиня, величественно восседая перед большим серебряным самоваром, сама разливала чай, тогда как в других домах его разносили лакеи совсем уже готовый».

Имеются отдельные дореволюционные фотографии конца XIX – начала ХХ вв. с интерьерами отдельных квартир великосветского общества. На одной из фотографий в квартире князя М.М. Андроникова (Санкт-

Петербург, набережная Фонтанки, 54) мы видим красивый парадный самовар.

Традиционно, с первой половины XIX в., приглашение на чашку чая использовалось не только непосредственно с целью чаепития, но и для обсуждения насущных поблеем, переговоров, составления и ведения политических интриг среди великосветской публики.

Если верить рассказам Е.Н. Львовой, граф Армфельд вместе с А.Д.

Балашовым активно втягивали в свои политические игры М.М.

Сперанского, для чего он приглашался ими на чай.

Для дворян чай и сахар стали восприниматься как одни из важнейших товаров потребления уже с первой половины XIX в., на что указывают многочисленные мемуары.

Т.П. Пассек в своих мемуарах пишет о периоде 1834 – 1835 гг.: переезжая в Харьков, их молодая семья закупила чай, сахар и восковых свечей – предметы первой необходимости, причём при переезде неизвестные воры украли чай и сахар, оставив свечи нетронутыми.

Помимо собственно вечернего чая в дворянских семьях, чай могли дополнительно подавать в личные покои: после ужина отдельные дворяне садились за счетоводство (некоторые практиковали занятие хозяйственными делами утром или днём, некоторые – вечером), которое вели до поздней ночи за чашкой чая.

Не уступали в любви к чаю и барыни. Некоторые садились за чай сразу, другие откладывали чаепитие, посвящая большую часть утра хозяйственным делам: « барыня – маленькая, худенькая, щедушненькая [так в тексте. – И.С.], но с вострыми, змеиными глазами. Она безустанно целый день везде шныряла, на всех шипела и щипала. Первым делом барыни, как только встанет, было идти в скотную избу и смотреть как скотница снимает сливки и сметану. Барыня сама перемерит, взвесит и отдаст бить масло. Сыворотку и масло снова перемерит, взвесит и спрячет. От птичницы примет яйца и уложит; побывает в амбарах, кладовых, на птичьем и скотном дворах, в рабочей у ткача, смерит выполнил-ли он урок; посмотрит, что сделали портной и сапожник; посмотрит и перемерит сделали-ли уроки девки, перещиплет, переколотит и, потом уже, убравшись совсем, малую толику выпьет, закусит и сядет пить чай».

После обеда баре и барыни также садились пить чай. Иногда к послеобеденному чаю приглашались приживалки, управляющие с жёнами, учителя детей и некоторые другие привилегированные категории обслуживающего персонала.

В дворянских и княжеских семьях с начала XIX в. нормой была и подача чая на ночь в постель, указания на что встречаются в ряде мемуаров.

Даже в бедных дворянских семьях чай в начале XIX в. был достаточно частым явлением.

Иногда в небогатых дворянских семьях имела место своего рода «возрастная дискриминация» - один из дворян, описывая свои молодые годы и, в частности, 1815 г., вспоминает, что старшим сёстрам утром приносили к завтраку кофе, а ему – чай .

Отсутствие чая у дворянина, по какой-либо причине (из-за крупного проигрыша в карты, например) уже в начале XIX в. воспринималось как крайняя степень бедности.

Выдающийся русский флотоводец М.П. Лазарев, в начале XIX в. бывший ещё молодым моряком, рассказывал другу: «Живя в Кронштадте с тремя молодыми товарищами, имея ещё гостей, один вечер, мы долго все играли в карты и гости нас так обыграли, что ни копейки у нас не осталось в доме, не на что было и чаю купить » . Из этой ситуации М.П. Лазареву помог выйти экстраординарный случай – он отобрал деньги у влезшего к ним этой ночью в окно вора. С утра вся компания имела достаточно денег, чтобы и позавтракать, и выпить чаю.

А. Кононов, вспоминая о 1812 – 1813 гг., указывает на простой быт богатого дворянина Г.А. Рокотова, у которого их семья ютилась из-за наполеоновского нашествия: «В баню ходил непременно каждую субботу; парился сильно и потом, прямо с полка [так в тексте. – И.С.], летом или зимою, какая бы ни была погода, всё равно, выходил на двор и обдавался холодной водою; тогда возвращался домой, в своём тулупе и туфлях на босу ногу, садился у отворённого окна своей комнаты, - там не было зимой двойной рамы, - выпивал стакан квасу, принесённого со льду, и спрашивал чаю, уже заранее для него приготовленного. Так поступал во всю жизнь свою, а жил более восьмидесяти лет». В данном случае чаепитие следует после бани. Мы также видим, что потребление чая соседствует с потреблением кваса, что было характерно для начала XIX в.

Дворянский быт периода крепостной России был, особенно в сельской местности, достаточно праздным. Один из сельских священников вспоминал об утре богатого помещика-землевладельца: « Н. И-ч [в тексте зашифровано имя и отчество помещика. – И.С.], между тем, в это время, изволит встать, по барски, не торопясь, даст одеть себя, умыть, побрить, напьётся чаю, наиграет на скрипке что-нибудь в роде Паганини, походит по залу и посвистит какую-нибудь мазурку, потолкует с гостями на балконе и сделает распоряжение о вечернем театре».

Есть данные, указывающие на то, что посещавший Кунцево в 1799 и 1800 гг. Н.М. Карамзин, живший тут дачною жизнью, пил чай.

Подавали чай гостям, во время представлений, в крепостном театре Н.А. Дурасова.

Немало чая потребляли, начиная с первой половины XIX в., управляющие дворянскими имениями. Это касалось как лиц, находившихся в зависимости, так и вольных управляющих. Они нередко пили чай как на свои средства, но чаще приглашались к барскому столу .

Подписывайтесь на наш Telegram, чтобы быть в курсе важных новостей медицины
Читайте также
Вы можете оставить комментарий ниже.

Оставить комментарий

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.

Все материалы на данном сайте взяты из открытых источников или присланы посетителями сайта и предоставляются исключительно в ознакомительных целях.
Права на материалы принадлежат их владельцам. Администрация сайта ответственности за содержание материала не несет. (Правообладателям)