Из чего делали и как подделывали чай наши предки

Из чего делали и как подделывали чай наши предки

Про чай из листьев кипрея, вкусный и здоровый, я узнал еще в советском детстве. Как многие мои ровесники-современники — из книги Николая Михайловича Верзилина «По следам Робинзона». И, как многие любознательные школьники той поры, собирал летней порой листья и корешки, сушил их на деревенской печке. Не по необходимости — из любопытства.

Кипрей в России повсюду растет, долго его искать не приходится. От самых Балтийских скал до Камчатки путешественник непременно встретит кипрейное поле или пустырь, заросший красно-лиловыми конусами. Степан Крашенниников в «Описании земли Камчатки» упоминал кипрей как лакомство на скудном столе камчадалов. Не только северные народы, но и наши русские староверы не отказывались от легкой закуски из молодых побегов этого растения. А кипрейный мед хоть и не из самых ароматных, но считается целебным, как и сам медонос.

Еще одно название кипрея — Иван-чай, по главному его назначению. Ну а чай из кипрейных листьев с конца восемнадцатого века называется в России копорским.

В последние годы в родном Отечестве появляются производители возрожденного копорского чая, изо всех сил рекламирующие свой «исконно русский» продукт. Дело похвальное и полезное. Но, как часто происходит в таких случаях, рекламщики путаются в фактах и датах и частенько переусердствуют по «исторической» части. Отчего-то уже и в «Википедии», сетевой Мекке всех дилетантов широкого профиля, утверждается, что именно копорский чай назывался спокон веков в Европе «русским». Да еще и Британская энциклопедия в связи с этим упомянута — без самой цитаты, разумеется.

Попробуем же разобраться, что такое копорский чай и какое он имеет отношение к тому чаю, что назывался некогда русским.

В XVIII веке китайский чай в Европу попадал двумя путями — морским и сухопутным, через Россию. Тот, что плыл на кораблях, чаще всего назывался кантонским. А тот, что приходил посуху, — русским. В самой же России китайский чай называли кяхтинским — по имени поселения в нынешней Бурятии, Кяхты. Некогда именно через Кяхту приходил к нам настоящий чай, столь любимый в России напиток.

Не по своей воле оказавшийся в Сибири Николай Радищев вдруг напишет графу Воронцову письмо со своим соображениями о целесообразности ограничения кяхтинской торговли. И там же упоминает выгоды от ее продолжения: дескать, кяхтинский торг «…доставит казне знатной годовой доход, доставит многому маломочному купечеству надежное пропитание, даст дешевую и прочную одежду не токмо Сибири, но и России, и подешевеет вожделенное всеми питие — чай, …и я, хотя не совсем одобряю торг сей, иногда невыгодный, охотно выпью несколько чашек чаю в день, лучшего, нежели ныне».

В это же самое время в Китае оказался еще один непоседа — дворовый человек Царскосельской вотчины помещика Савелова, невесть каким путем прибившийся к русскому посольству в Китае. Подсмотрев производство ферментированного чая и вернувшись на Родину, организовал производство дешевого заменителя чайного листа из изобильно растущего в родном уезде кипрея. Листья перетирали, ошпаривали, просушивали с помощью раскаленных камней — почти так же в Китае обходились с чайными листьями. А собирали кипрей как раз возле селения Копорье. Именно этот чай и стал называться копорским. Таким образом, история копорского чая началась в самом конце XVIII века. Что нисколько не отменяет несомненного факта: листья кипрея заваривали на Руси и раньше. Вот только никакой ферментации при этом не применяли. Зато копорский чай и внешне, и по вкусу немного напоминал черный китайский чай.

Именно из-за этой схожести копорский чай стал головной болью торговцев китайским, или кяхтинским, чаем. При стоимости копорского от одного до трех рублей серебром за пуд, а китайского — в сотню раз большей, находилось немало охотников использовать первый для подмешивания во второй.

Торговцы честным кяхтинским чаем взвыли от несправедливых убытков.

К тому же господин Савельев переселил несколько семей своих крепостных людей в Московскую губернию. К тому времени уже все его крепостные взялись за выгодный промысел. Он начал распространяться по России, а русские чаевники все чаще покупали под видом китайского чая дешевую подделку.

Существовал даже попутный промысел — подделывали китайские деревянные чайные ящички, этим зарабатывали на жизнь крестьяне Калязинского уезда Тверской губернии…

Дело приняло такой оборот, что на государственном уровне решался вопрос о пресечении фальсификаций. Даже состоялся специальный консилиум ученых и врачей — не вредит ли копорский чай здоровью? Впрочем, выяснилось, что вовсе не вредит. Но появился закон, строжайше запрещающий подмешивать копорский чай в кяхтинский.

Кстати, в словаре Владимира Даля копорский чай безжалостно назван чаем «поддельным».

Еще раз скажу, чай из листьев кипрея — вкусный и здоровый напиток. И он действительно издавна был распространен среди русского народа и любим им. Но не стоит путать его с копорским чаем, а уж тем более ставить знак равенства между копорским чаем и тем, что когда-то в Европе называли «русским».

Читайте также
Вы можете оставить комментарий ниже.

Оставить комментарий

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.